Вы здесь

Сорокин против России (Жалоба № 67482/10)

 

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

 

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека

www.echr.coe.int

 

в разделе HUDOC

 

 

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

ДЕЛО «СОРОКИН против РОССИИ»

 

(Жалоба № 67482/10)

 

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

г. СТРАСБУРГ

 

10 октября 2013 г.

 

 

 

 

 

 

Настоящее постановление вступило в силу. Может быть подвергнуто редакционной правке.

 

 

По делу «Сорокин против России»,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Комитетом, в состав которого вошли:

          Ханлар Гаджиев, Председатель,
          Эрик Мос,
          Дмитрий Дедов, судьи,
и Андрэ Вампаш, Заместитель Секретаря Секции,

проведя 17 сентября 2013 года совещание по делу за закрытыми дверями,

выносит следующее постановление, принятое в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано по жалобе (№ 67482/10) против Российской Федерации, поданной в Суд гражданином Российской Федерации Николаем Николаевичем Сорокиным (далее – «заявитель») 25 апреля 2010 года в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция»).

2. Интересы заявителя в Суде представлял А. Полонский — адвокат, практикующий в г. Волгограде. Интересы Властей Российской Федерации (далее — «Власти») представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3.  13 апреля 2012 года данная жалоба была коммуницирована Властям.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4.  Заявитель, 1971 года рождения, до своего задержания проживал в г. Волгограде.

А. Уголовное судопроизводство в отношении заявителя

5. 31 января 2003 года заявитель был задержан и ему было предъявлено обвинение в краже и использовании поддельных документов, удостоверяющих личность. Двумя днями позже он был заключен под стражу.

6. 6 апреля 2004 года Дзержинский районный суд Волгограда признал заявителя виновным и приговорил его к трем годам и шести месяцам лишения свободы. 27 июля 2004 г. Волгоградский областной суд оставил этот приговор без изменений в кассационном порядке.

7. Тем временем было возбуждено уголовное дело в отношении заявителя и пяти других лиц по обвинению в участии в преступном сообществе, нескольких разбоях с отягчающими обстоятельствами, повлекшими вред здоровью и две смерти. 12 апреля 2004 года дело было передано в суд.

8. 26 июня 2009 года Волгоградский областной суд признал подсудимых виновными, на основании вердикта присяжных заседателей. Заявитель был приговорен к восемнадцати годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. 18 марта 2010 года Верховный Суд, рассмотрев кассационную жалобу на данный приговор, оставил его без изменений.

В.  Условия содержания заявителя в следственном изоляторе ИЗ-34/1

9.  В период со 2 февраля  2003 года по 25 апреля 2010 года заявитель содержался в следственном изоляторе ИЗ-34/1 Волгоградской области. С 30 ноября по 26 декабря 2006 года и с
16 марта по 23 апреля 2009 года заявитель был переведен в пенитенциарное медицинское учреждение в Волгоградской области, где он лечился от туберкулеза.

10. СИЗО было переполнено. Так, камера № 41 площадью 20 кв.м. была оборудована 16 спальными местами и в ней находилось
30 заключенных; камера № 64 площадью 10 кв.м была предназначена для 6 человек, но в ней находилось 16 заключенных, камера № 70 площадью 16 кв.м. была шестиместной, но в ней размещалось до
15 заключенных.

11. Кроме того, заявитель жаловался на следующие аспекты содержания под стражей: заключенным приходилось пользоваться дырой в полу в качестве туалета; унитазы были установлены в камерах впервые в 2008 году. До 2010 года не было никаких перегородок между туалетами и жилым пространством.  Горячей воды не было.

В. Гражданский иск о возмещении убытков

12. Заявитель подал иск в Верховный суд Российской Федерации о выплате компенсации за нарушение его права на судопроизводство в разумный срок. Он сослался на новый Закон о компенсации (см. ниже).

13. Решением от 29 сентября 2010 года Верховный суд дал указание заявителю представить дополнительную информацию и документы к 22 октября 2010 года. 27 октября 2010 года Верховный суд отклонил иск заявителя, так как соответствующая информация не была получена.

14. 27 октября 2010 года заявитель обжаловал указанное решение. Он утверждал, что затребованная информация и документы были направлены в Верховный суд 19 октября 2010 года.

15. 28 декабря 2010 года кассационная коллегия Верховного суда отклонила кассационную жалобу, установив, что документы заявителя были отправлены с опозданием и были получены судом только 29 октября 2010 года.

II.  СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

16. 30 апреля 2010 года в России был принят Федеральный закон
№ 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» («Закон о компенсации»). В тот же день был принят Федеральный закон № 69-ФЗ о внесении изменений в отдельные законодательные акты. Оба закона вступили в силу 4 мая 2010 года.

17. Закон о компенсации дает право заинтересованной стороне обратиться с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок (пункт 1 статьи 1).

18. Все лица, подавшие в Европейский Суд по правам человека жалобу на предполагаемое нарушение их права на судопроизводство в разумный срок, могут обратиться в национальные суды с заявлением о присуждении компенсации в силу Закона о компенсации в течение шести месяцев со дня вступления настоящего закона в силу, при условии, что Европейский суд не вынес решение по вопросу о приемлемости жалобы (пункт 2 статьи 6).

ПРАВО

I. ТРЕБОВАНИЕ ВЛАСТЕЙ О ТОМ, ЧТОБЫ ЖАЛОБА БЫЛА ИСКЛЮЧЕНА ИЗ СПИСКА ДЕЛ, ПОДЛЕЖАЩИХ РАССМОТРЕНИЮ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 37 КОНВЕНЦИИ

19. 5 декабря 2012 года Власти представили одностороннюю декларацию, предлагая Суду исключить данную жалобу из списка дел, подлежащих рассмотрению. Они подтвердили, что в период с
23 апреля 2009 года по 25 апреля 2010 года заявитель содержался под стражей в условиях, не отвечавших требованиям статьи 3 Конвенции, и предложили выплатить компенсацию.

20. Письмом от 7 февраля 2013 года заявитель возразил против предложения Властей. Он утверждал, в частности, что следует учитывать весь период его содержания под стражей - с 31 января 2003 года по 25 апреля 2010 года.

21. Изучив условия односторонней декларации Властей, Суд отмечает, что признание Властями нарушения касалось только самого последнего периода содержания заявителя под стражей, после его возвращения из больницы, и сумма компенсации была рассчитана с учетом только данного периода. Не предрешая своего решения по приемлемости жалобы и существу дела, Суд считает, в конкретных обстоятельствах дела заявителя, что Власти не предоставили существенных обоснований для вывода о том, что, в силу уважения прав человека, как определено в Конвенции и в Протоколах к ней, Суду более не требуется продолжать рассмотрение данного дела (см., mutatis mutandis, дело «Ранцев против Кипра и России» (Rantsev v. Cyprus and Russia), жалоба № 25965/04, пункты 194-202, ECHR 2010 (извлечения)).

22. Таким образом, Суд отклоняет требование Властей исключить жалобу из списка дел, подлежащих рассмотрению в соответствии со статьей 37 Конвенции и, соответственно, продолжит рассмотрение жалобы по вопросу приемлемости и по существу дела.

II.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

23. Заявитель жаловался на нарушение статьи 3 Конвенции в связи с условиями его содержания под стражей в ИЗ-34/1. Статья 3 Конвенции гласит:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

А.  Приемлемость

24. Власти утверждали, что содержание заявителя под стражей в ИЗ-34/1 не может рассматриваться как «продолжающееся нарушение», учитывая, что он дважды переводился в медицинское учреждение.  Соответственно, Власти считали, что Суд был компетентен, в силу правила шести месяцев, принять во внимание только период содержания заявителя под стражей с 23 апреля 2009 года по 25 апреля 2010 года. Они сослались на постановление по делу «Митрохин против России» (Mitrokhin v. Russia) (жалоба № 35648/04, 24 января 2012 г.).

25. Заявитель подтвердил, что он был временно переведен из следственного изолятора в медицинское учреждение. Там он лечился от туберкулеза, которым заразился в следственном изоляторе. Материальные условия содержания в медицинском учреждении оставались практически такими же, как и в следственном изоляторе.  К тому же, на протяжении всего периода с 31 января 2003 года по
18 марта 2010 года его процессуальный статус не изменился, он продолжал оставаться осужденным, содержащимся под стражей. По мнению заявителя, эти особенности отличали его дело от дела Митрохина, в котором заявитель был переведен в исправительную колонию для отбывания наказания.

26. Суд повторяет, что период содержания заявителя под стражей следует рассматривать как «продолжающееся нарушение» до тех пор, пока содержание под стражей осуществляется ​​в том же самом типе учреждения для содержания под стражей и в аналогичных по существу условиях. Короткие периоды отсутствия, в течение которого заявитель вывозится за пределы исправительного учреждения для производства допросов или иных процессуальных действий, не влияют на непрерывность содержания под стражей. Тем не менее, освобождение заявителя или его перевод в учреждение с другим режимом содержания, как за пределами учреждения, так и в его рамках, прекращает «продолжающееся нарушение». Жалоба на условия содержания под стражей должна быть подана в течение шести месяцев с момента окончания обжалуемой ситуации или, если должно было быть использовано эффективное внутреннее средство правовой защиты, с момента вынесения окончательного решения в рамках использования данного средства.(см. дело «Ананьев и другие против России» (AnanyevandOthersv. Russia), жалобы №№ 42525/07 и 60800/08, пункт 78, 10 января 2012 г.).

27. В настоящем деле пребывание заявителя в следственном изоляторе прерывалось его переводами в медицинское учреждение, где он провел чуть меньше одного месяца в 2006 году и чуть больше одного месяца в 2009 году. Суд ранее рассматривал ситуацию с заявителями, которые были переведены из следственного изолятора в исправительную колонию для отбывания наказания и которые позднее были возвращены в тот же изолятор в связи с разбирательством по другому уголовному делу. Учитывая их отправление в колонию, являвшееся окончательным в соответствующее время, и последующее возвращение в тот же изолятор, что являлось простым совпадением, Суд пришел к выводу, что их перевод означал окончание нарушения, на которое они жаловались, и что отсчет шестимесячного периода должен начинаться со дня, когда они покинули изолятор (см. дело Митрохина, упомянутое выше, пункт 36, и «Ярцев против России» (Yartsevv. Russia) (реш.), жалоба № 13776/11, пункт 30, 26 марта 2013 г.). Однако, перевод заявителя в медицинское учреждение носил явно временный характер. По окончании лечения он должен был вернуться в изолятор, где содержался под стражей. Соответственно, Суд находит, что два коротких периода его отсутствия в изоляторе никоим образом не влияли на постоянный характер его содержания под стражей. Поэтому он отклоняет довод Властей касательно применения правила шести месяцев к более раннему периоду содержания заявителя под стражей.

28.  Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее он отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

Б.  Существо жалобы

29. Власти признали, что условия содержания заявителя под стражей с 23 апреля 2009 года по 25 апреля 2010 года не отвечали требованиям статьи 3 Конвенции.

30. Заявитель принял к сведению их признание.

31. Суд напоминает, что в двух жалобах, поданных сообвиняемыми заявителя, он уже установил нарушение статьи 3 Конвенции ввиду крайней нехватки личного пространства в камерах ИЗ-34/1 в тот же период времени (см. дело «Ананьин против России» (Ananyin v. Russia), жалоба № 13659/06, пункты 65-70, 30 июля 2009 г., и «Любименко против России» (Lyubimenko v. Russia), жалоба № 6270/06, пункты 54-59, 19 марта 2009 г.).

32. Учитывая фактическую информацию, представленную заявителем, которая не была оспорена Властями, подтверждение Властей в отношении последнего периода содержания заявителя под стражей и выводы по вышеупомянутым делам, Суд считает, что условия содержания заявителя в следственном изоляторе ИЗ-34/1 приравнивались к бесчеловечному и унижающему достоинство обращению.

33.  Соответственно, имело место нарушение статьи 3 Конвенции в связи с условиями содержания заявителя под стражей с 31 января 2003 года по 25 апреля 2010 года.

III.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

34. Заявитель жаловался на чрезмерную длительность уголовного судопроизводства, что являлось нарушением пункта
1 статьи 6 Конвенции.

35. Суд отмечает, что обвинительный приговор в отношении заявителя вступил в силу 18 марта 2010 года. Соответственно, заявитель имел право подать иск о выплате компенсации на основании нового Закона о компенсации. Суд также установил, что Закон о компенсации, в принципе, был предназначен для эффективного и убедительного решения проблемы чрезмерной продолжительности национального судопроизводства, с учетом требований Конвенции (см. дело «Фахретдинов и другие против России» (Fakhretdinov and Others v. Russia) (реш.), жалобы №№ 26716/09, 67576/09 и 7698/10, пункт 27, 23 сентября 2010 г.).

36. Суд также отметил, что заявитель пытался инициировать производство о компенсации согласно Закону о компенсации. Однако, он не выполнил формальные требования по подаче такого иска. Когда он получил указания по устранению формальных нарушений, он сделал это с нарушением сроков и его иск был отклонен.

37. Из этого следует, что настоящая жалоба должна быть отклонена в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции в связи с неисчерпанием внутригосударственных средств правовой защиты.

IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

38.  Статья 41 Конвенции предусматривает следующее:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А. Ущерб

39. Заявитель требовал присудить ему 100 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

40. Власти не представили комментарии по данному требованию заявителя.

41. Суд посчитал требования заявителя чрезмерными. Учитывая схожие дела в его прецедентной практике, Суд присуждает заявителю 23 250 евро в качестве компенсации морального вреда, плюс любой налог, которым может облагаться данная сумма, и отклоняет остальную часть требований.

Б.  Расходы и издержки

42. Заявитель не требовал возмещения издержек и расходов. Соответственно, Суд ничего не присуждает ему по данному пункту.

В.  Проценты за просрочку платежа

43.  Суд считает приемлемым, что процентная ставка при просрочке платежа должна быть установлена в размере, равном предельной учетной ставке Европейского центрального банка, плюс три процента.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1.  Объявил жалобу относительно условий содержания заявителя под стражей приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

 

2.  Постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции;

 

3.  Постановил:

(а) что Государство-ответчик обязано в течение трех месяцев выплатить заявителю сумму в размере 23 250 евро (двадцать три тысячи двести пятьдесят евро) плюс любые налоги, которые могут быть начислены на данную сумму, в качестве возмещения морального вреда, в российских рублях по курсу на день выплаты;

(б)  что с момента истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты компенсации на данную сумму начисляются простые проценты в размере, равном предельной учетной ставке Европейского центрального банка в течение периода выплаты пени, плюс три процента;

 

4.  Отклонил остальную часть требований заявителя о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, уведомление в письменном виде направлено 10 октября 2013 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Андрэ Вампаш                                                                 Ханлар Хаджиев
Заместитель Секретаря                                                        Председатель

 

03 октября 2014 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).