Вы здесь

Сергей Бабушкин против России (Жалоба № 5993/08)

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

 

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека

www.echr.coe.int

 

в разделе HUDOC

 

 

 

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

ДЕЛО «СЕРГЕЙ БАБУШКИН ПРОТИВ РОССИИ»

 

(Жалоба № 5993/08)

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

 

 

г. СТРАСБУРГ

 

28 ноября 2013 года

 

 

 

 

 

Настоящее постановление вступит в силу в порядке, установленном в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.

 

 

По делу «Сергей Бабушкин против России»,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:

          Изабелла Берро-Лефевр, Председатель,
          Мирьяна Лазарова Трайковска,
          Юлия Лаффранк,
          Линос-Александр Сицильянос,
          Эрик Мос,
          Ксения Туркович,
          Дмитрий Дедов, судьи,
а также Сорен Нильсен,  Секретарь Секции,

проведя 5 ноября 2013 года заседание по делу за закрытыми дверями,

вынес следующее постановление, утвержденное в вышеназванный день:

ПРОЦЕДУРА

1.  Дело было инициировано на основании жалобы (№ 5993/08) против Российской Федерации, поданной в Европейский Суд согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее «Конвенция») гражданином Российской Федерации Сергеем Владимировичем Бабушкиным (далее «заявитель») 24 декабря 2007 года.

2.  Интересы заявителя представлял Т. Мисакян, адвокат, практикующий в Москве. Интересы властей Российской Федерации (далее «власти») представлял Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г. Матюшкин.

3.  Заявитель, в частности, утверждал, что в исправительной колонии ИК-2 в городе Ливны Орловской области он содержался в тесных и ненадлежащих условиях, и что у него не было эффективных средств правовой защиты в связи с этим.

4.  27 августа 2010 года жалоба была коммуницирована властям.

ФАКТЫ

I.  ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5.  Заявитель, 1961 года рождения, проживает в городе Ливны Орловской области.

6.  У заявителя имеются нарушения функций опорно-двигательного аппарата на почве огнестрельного ранения, полученного им в 1997 году.

А. Условия содержания

7.  В неустановленный день заявитель был признан виновным в совершении нападения на сотрудника полиции, кражи, незаконном хранении оружия, и приговорен к пятнадцати годам лишения свободы. Отбывать наказание его отправили в исправительную колонию ИК-2 в городе Ливны Орловской области. В сентябре 2013 года его освободили.

1.  Изложение обстоятельств дела властями

8.  Власти представили копии официального плана помещений колоний, а также заявления администрации колонии. Представленная информация может быть кратко изложена следующим образом.

 

Период заключения

Блок №

Общая площадь в кв. м (включая территорию для прогулок)

Площадь общежития

в кв. м

Количество заключенных в общежитии

Количество спальных мест

С 6 по 17 ноября 1999 года

Зона карантина

216

Нет сведений

Нет сведений

44

С 17 ноября 1999 года по 14 июля 2006 года

Блок 15

690

172.6

97

117

С 14 июля по 25 августа 2006 года

Блок 10

230

169.3

Не более 106

112

С 28 августа 2006 года по 3 сентября 2008 года

Блок 15

690

172.6

97

117

С 3 сентября 2008 года по 16 сентября 2009 года

Блок 3

405

182.7

102

118

С 25 сентября по 20 ноября 2009 года

Блок 15

690

172.6

97

117

С 20 ноября 2009 года по 2 февраля 2010 года

Блок 3

405

182.7

102

118

Со 2 февраля 2010 года по сентябрь 2013 года

Блок 12

405

176.7

Не более 110

117

9.  В каждом блоке имелось общежитие, туалет, комната отдыха, кладовая комната и комната для хранения личных вещей. У заявителя всегда было индивидуальное спальное место, постельное белье и столовые приборы. Во всех общежитиях были работающие системы вентиляции. Во всех общежитиях, кроме расположенных в зоне карантина, на окнах не было решеток и не было никаких помех для дневного освещения. Во всех помещениях исправительной колонии было электрическое освещение. Туалет находился отдельно от жилой части блоков. Все туалеты были расположены в отдельных кабинках. Заключенным разрешалось два раза в день совершать часовые прогулки на специально отведенной для этого территории, где находились площадка для игры в волейбол и турники.

10.  Власти представили копию распорядка дня исправительной колонии ИК-2, составленным в полном соответствии с нормами, утвержденными Министерством юстиции Российской Федерации для исправительных колоний в качестве образца (см. пункт 22 ниже). По словам властей, большая часть заключенных в течение дня работала. Заявитель был избавлен от необходимости работать по причине инвалидности. Ему была предложена работа в швейном цехе, где условия труда были подходящими для инвалидов.

2.  Изложение обстоятельств дела заявителем

11.  Представленные властями сведения в части площадей общежитий и количества в них заключенных заявитель не оспаривал. Он утверждал, что кровати были двухъярусные и мешали проникать солнечному свету. Систем вентиляции в общежитиях не было. В общежитиях были вши. Освещение было тусклым и недостаточным. Водоснабжение было нерегулярным. Медицинские услуги были на несоответствующем уровне. Заявитель не указал никаких подробностей своего распорядка дня. Он также не представил никаких сведений о том, согласился ли он на работу в швейном цехе или нет.

12.  Заявитель неоднократно помещался в штрафной изолятор из-за несоблюдения правил внутреннего распорядка колонии. По его утверждениям, каждый раз его брили наголо.

13.  В ответ на жалобу заявителя относительно условий содержания Федеральная служба исполнения наказаний 30 марта 2007 года подтвердила, что заявитель содержался в переполненном общежитии, где на каждого заключенного приходилось менее положенных двух квадратных метров жилой площади. В письме, в частности, говорилось:

«Ваша жалоба была рассмотрена Отделом организации медицинского обеспечения Федеральной службы исполнения наказаний ... .

В соответствии с пунктом 1 статьи 99 Уголовно-исполнительного кодекса России личное пространство, предоставляемое каждому осужденному в исправительной колонии, должно составлять не менее 2 квадратных метров. Осужденным, имеющим инвалидность, дополнительное личное пространство не предоставляется. На данный момент число заключенных, отбывающих наказание в исправительной колонии ИК-2, превышает максимально возможное на 6%. Условия содержания во всех блоках являются одинаковыми.

Пользование заключенными душем и прачечной, стирка и сушка постельного белья и рабочей формы осуществляются в соответствии с распорядком..., утвержденным начальником колонии. Душ, прачечная и сушилка находятся в рабочем состоянии».

Б.  Переписка с Европейским Судом

14.  23 августа 2007 года заявитель предположительно передал администрации исправительной колонии письмо для Европейского Суда. По словам заявителя, письмо отправлено не было. Он подал против исправительной колонии гражданский иск о возмещении вреда.

15.  14 августа 2008  районный суд г. Ливны Орловской области отклонил исковые требования заявителя как необоснованные. Суд указал на то, что заключенные, дававшие показания в защиту заявителя, не могли назвать дату, когда заявитель в их присутствии предположительно передал письмо администрации. Суд также ознакомился с журналом учета корреспонденции, в котором нет никаких записей относительно письма заявителя от 23 августа 2007 года. Кроме того, нет никаких сведений и о том, что в этот день какие-либо документы подавали свидетели, дававшие показания от имени заявителя.

16.  10 декабря 2008 года Орловской областной суд рассмотрел дело в кассационном порядке и оставил решение от 14 августа 2008 года без изменений.

В.  Производство по делу о праве заявителя на получение ортопедической обуви

17.  По всей видимости в 2005 году заявитель был признан инвалидом третьей группы по причине имеющегося нарушения функций опорно-двигательного аппарата.

18.  До 2006 года заявитель за собственный счет покупал себе ортопедическую обувь. 13 сентября 2006 года заявитель подал администрации колонии заявление на приобретение ортопедической обуви. 3 апреля 2007 года ему были бесплатно выданы четыре пары обуви.

19.  В неустановленный день заявитель подал иск против исправительной колонии о возмещении inter alia стоимости обуви, которую он ранее покупал сам.

20.  15 мая 2007  районный суд г. Ливны  Орловской области отклонил исковые требования заявителя в полном объеме. Суд указал inter alia на то, что до 2006 года заявитель не обращался к администрации исправительной колонии с просьбой о предоставлении ему ортопедической обуви. Когда он подал заявление, администрация колонии в соответствии со своими обязательствами предоставила ему обувь бесплатно. Задержка изготовления обуви была обусловлена финансовыми трудностями обувной фабрики. Суд также указал, что в любом случае заявитель не представил доказательств того, какую именно сумму он потратил на самостоятельное приобретение обуви. Администрация исправительной колонии не была обязана обеспечивать его обувью без соответствующего заявления с его стороны. 11 июля 2007 года Орловский областной суд рассмотрел дело в кассационном порядке и оставил решение от 15 мая 2007 года без изменений.

II.  СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

A.  Уголовно-исполнительный кодекс: норма личного пространства в общежитиях

21.  Статья 99 Уголовно-исполнительного кодекса от 8 января 1997 года с последующими поправками гласит, что норма личного пространства на одного человека в общежитии не должна быть менее двух квадратных метров. Заключенным предоставляются индивидуальные спальные места, постельное белье, средства гигиены и одежда по сезону.

Б.  Правила внутреннего распорядка исправительных колоний: примерный распорядок дня

22.  В соответствии с Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом № 5[1] Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 года, примерный распорядок дня в исправительных колониях выглядит следующим образом:

 

«Подъем - не позднее 05:00 - 06:00.

Физзарядка (продолжительность) - до 15 минут.

Туалет, заправка коек - до 10 минут.

Утренняя и вечерняя поверки - до 40 минут.

Завтрак - до 30 минут.

Развод на работу - до 40 минут.

Рабочее время - в соответствии с трудовым законодательством.

Обеденный перерыв - до 30 минут.

Завершение рабочего дня, вечерний туалет - до 25 минут.

Ужин - до 30 минут.

Личное время - до 1 часа.

Воспитательные мероприятия - до 1 часа.

Культурно-массовая работа, учеба в школе, ПТУ - по отдельному графику.

Подготовка ко сну - до 10 минут.

Сон (непрерывный) - 8 часов».

В.  Гражданский процессуальный кодекс: заявления об оспаривании незаконных решений

23.  Главой 25 предусмотрен порядок производства по делам об оспаривании решений, действий или бездействия органов государственной власти или местного самоуправления, должностных лиц. В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года № 2 дела по жалобам подозреваемых и обвиняемых, а также лиц, осужденных к лишению свободы, на ненадлежащие условия содержания рассматриваются по правилам главы 25 (пункт 7).

24.  Обязанность по доказыванию законности оспариваемых решений, действий или бездействия возлагается на орган или лицо, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия или бездействие. суд вправе истребовать доказательства по своей инициативе в случае необходимости (пункт 20 постановления № 2).

25.  Если суд признает заявление обоснованным, он принимает решение об обязанности соответствующего органа государственной власти или должностного лица устранить в полном объеме допущенное нарушение прав гражданина (часть 1 статьи 258). Суд устанавливает срок для устранения допущенного нарушения на основании характера дела и действий, которые следует совершить в целях устранения в полном объеме (пункт 28 постановления № 2).

Г.  Закон «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» (Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 года № 1-ФКЗ)

26. Уполномоченный рассматривает жалобы на действия федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления и государственных служащих, если ранее заявитель обжаловал эти действия в судебном либо административном порядке (пункт 1 статьи 16).

27. По результатам рассмотрения жалобы Уполномоченный вправе обратиться в суд или прокуратуру с заявлением в защиту прав и свобод, нарушенных незаконными действиями либо бездействием органа должностного лица, а также обратиться в компетентные органы с ходатайством о возбуждении дисциплинарного или административного производства либо уголовного дела в отношении должностного лица, допустившего нарушение (пункт 1 статьи 29).

28. По результатам обобщения итогов рассмотрения жалоб Уполномоченный направляет органам государственной власти и органам местного самоуправления свои предложения общего характера, относящиеся к совершенствованию обеспечения прав и свобод граждан, или обращается к субъектам права законодательной инициативы с предложениями об изменении законодательства (статья 31).

Д.  Закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» (Федеральный закон от 10 июня 2008 года № 76-ФЗ)

29.  Основными задачами общественной наблюдательной комиссии являются осуществление общественного контроля, подготовка заключений, содействие по обеспечения прав лиц, находящихся в местах принудительного содержания (статья 6). Они вправе inter alia посещать места принудительного содержания, рассматривать жалобы лиц, находящихся в местах принудительного содержания, направлять рекомендации и взаимодействовать с органами государственной власти, органами местного самоуправления и средствами массовой информации (статья 15).

III. СООТВЕТСТВУЮЩИЕ ДОКУМЕНТЫ СОВЕТА ЕВРОПЫ

30.  Общие доклады Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (далее - «ЕКПП») в соответствующих извлечениях гласят:

Извлечение из второго Общего доклада [CPT/Inf (92) 3]

“46. Проблема  переполненности  камер имеет прямое отношение к компетенции Комитета. Если число заключенных больше, чем то, на которое рассчитана тюрьма, это неблагоприятно отразится на всех видах обслуживания и деятельности внутри данного учреждения; общий уровень жизни будет снижен и, возможно, значительно. Более того, уровень переполненности  тюрьмы или ее отдельной части может оказаться бесчеловечным или унижающим с точки зрения физического существования человека.

47. Удовлетворительная программа деятельности (работа, учеба, спорт и т.п.) имеет особую важность для благополучия заключенных... Нельзя допускать, чтобы лица, лишенные свободы, просто изнывали неделями, а иногда месяцами, запертые в своих камерах, и это несмотря на созданные для них относительно хорошие материальные условия. ЕКПП полагает, что следует стремиться к тому, чтобы лица смогли проводить разумную часть дня (8 часов или более) за пределами своих камер, посвящая свое время полезным видам деятельности различного характера…

48. Особо следует упомянуть ежедневные прогулки. Требование относительно того, что заключенным разрешается, по крайней мере, один час заниматься физическими упражнениями на открытом воздухе каждый день, рассматривается как основная гарантия прав… Само собой также разумеется, что места для прогулок должны быть достаточно просторными…

49. Легкий доступ к надлежащему туалетному оборудованию и поддержание удовлетворительных стандартов гигиены являются существенными компонентами гуманной среды...

50. ЕКПП хотел бы добавить, что он особенно обеспокоен сочетанием переполненности камер с недостаточной деятельностью, обеспечиваемой режимом, и неадекватным доступом к туалету и средствам гигиены в одном и том же учреждении. Совокупное воздействие таких условий может оказаться пагубным для лиц, содержащихся под стражей.

51. Для лиц, лишенных свободы, очень важно поддерживать достаточно хороший контакт с внешним миром. Прежде всего, лицу, находящемуся под стражей, необходимо предоставить возможность сохранять отношения со своими семьями и близкими друзьями. Руководящим принципом должно стать содействие контакту с внешним миром; любые ограничения на такой контакт должны быть обоснованы исключительно измеримыми интересами безопасности или отсутствием наличия ресурсов…»

Выдержки из седьмого Общего доклада [CPT/Inf (97) 10]

“13. Как указывал ЕКПП в своем втором Общем докладе, переполненность тюрем является вопросом, имеющим прямое отношение к компетенции Комитета (см. для сравнения CPT/Inf (92) 3, пункт 46). Когда тюрьма переполнена, заключенные содержатся в тесных и негигиеничных помещениях; пребывание в ней характеризуется постоянным отсутствием возможности уединиться (даже при отправлении таких насущных потребностей, как пользование туалетом); сокращением числа мероприятий, связанных с пребыванием вне камеры, что объясняется нехваткой персонала и необходимого оборудования; загруженностью работой медицинских служб; всевозрастающей напряженностью и проявлениями насилия в отношениях между заключенными, а также между заключенными и персоналом. Данный перечень далеко не полон.

ЕКПП многократно был вынужден заявлять, что следствием пагубного воздействия  переполненности  тюрем являются бесчеловечные и унижающие достоинство условия содержания ...»

 

Выдержки из одиннадцатого Общего доклада [СPT/Inf (2001) 16]

“28. Явление  переполненности  тюрем продолжает негативно сказываться на исправительных системах по всей Европе и серьезно подрывает попытки исправить условия содержания. Отрицательное влияние переполненности тюрем уже освещалось в предыдущих Общих докладах…

29. В ряде стран, которые посетил ЕКПП, особенно в Центральной и Восточной Европе, здание для заключенных часто состоит из помещений большой вместимости, которые содержат все или большинство помещений, используемых заключенными ежедневно, такие как спальные и жилые зоны, а также санитарные узлы. ЕКПП имеет возражения против самого принципа такой планировки зданий в закрытых тюрьмах, и эти возражения усиливаются, когда зачастую оказывается, что заключенные содержатся в данных помещениях в чрезвычайно стесненных и нездоровых условиях… Камеры большой вместимости неизбежно предполагают недостаток условий для уединения заключенных в их повседневной жизни… Все эти проблемы обостряются, когда численность заключенных выходит за разумные пределы; более того, в подобной ситуации дополнительная нагрузка на коммунальные системы, такие как умывальники и туалеты, а также недостаточная вентиляция для такого количества людей также приводят к неприемлемым условиям содержания».

ПРАВО

I.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЕЙ 3 И 13 КОНВЕНЦИИ

31.  Заявитель жаловался на содержание в ненадлежащих условиях в исправительной колонии ИК-2 в городе Ливны Орловской области. Он ссылался на статьи 3 и 13 Конвенции, которые гласят:

Статья 3

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

Статья 13

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

32.  Власти указали на то, что заявитель не обращался с жалобами в российские суды, и утверждали, что жалоба заявителя должна быть отклонена в связи с невыполнением требований пункта 1 статьи 35 Конвенции. В подтверждение своих доводов они указали на положения соответствующего национального законодательства (см. пункты 23-29 выше). По мнению властей, заявитель мог надлежащим образом улучшить условия своего содержания, обратившись с жалобами в суд, общественную наблюдательную комиссию или Аппарат Уполномоченного по правам человека. Они также привели примеры из внутригосударственной судебной практики. 19 июля 2007 года Новгородский городской суд Новгородской области присудил Д. 45 000 рублей в качестве компенсации морального вреда, причиненного необеспечением органами государственной власти надлежащих условий его содержания под стражей. 17 декабря 2008 года Советский районный суд Нижнего Новгорода удовлетворил исковые требования Г. в связи с его содержанием в следственном изоляторе в переполненной камере и присудил ему компенсацию в размере 2 000 рублей. 14 октября 2009 года Советский районный суд Нижнего Новгорода удовлетворил исковые требования Б. по делу об условиях его содержания под стражей в связи с необеспечением достаточного личного пространства, освещения, вентиляции, свежего воздуха и надлежащей медицинской помощи и присудил ему компенсацию в размере 100 000 рублей. 26 марта 2007 года Центральный районный суд города Калининграда установил, что исправительные колонии, где отбывал наказание Р., не обеспечили ему надлежащей медицинской помощи, и присудил заявителю компенсацию в размере 300 000 рублей. 26 сентября 2008 года Березниковский городской суд Пермской области присудил Е. 65 000 рублей в качестве компенсации морального вреда, причиненного ему нахождением в изоляторе временного содержания. В заключение власти указали со ссылкой на прецедентную практику Европейского Суда (см. постановление от 7 марта 1994 года по делу «Вайтсайд против Соединенного Королевства» (Whiteside v. the United Kingdom), жалоба № 20357/92, DR 76, стр. 80), что наличие у заявителя одного лишь сомнения в возможном успешном исходе не снимает с него обязанности обратиться с жалобой в любые из указанных выше компетентных органов государственной власти.

33.  Заявитель утверждал, что не обращался в суд с жалобами на действия администрации исправительной колонии из опасения ответных репрессий. Относительно прецедентов, на которые ссылались власти, он обратил внимание на то, что все заявители по этим делам подавали иск против учреждений лишь после своего освобождения.

А.  Приемлемость

34.  Европейский Суд полагает, что вопрос исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты тесно связан с существом жалобы заявителя на отсутствие эффективного средства правовой защиты, посредством которого он мог бы обжаловать бесчеловечные и унижающие достоинство условия своего содержания. Таким образом Европейский Суд считает необходимым объединить возражения властей с вопросом о существе жалобы на нарушение статьи 13 Конвенции.

35.  Европейский Суд также отмечает, что жалобы на нарушение статей 3 и 13 Конвенции не являются явно необоснованными по смыслу подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции и не являются неприемлемыми по каким-либо другим основаниям. Следовательно, они должны быть признаны приемлемыми.

Б.  Существо жалобы

1. Статья 13 Конвенции

(а)  Замечания сторон

36.  Власти утверждали, что в распоряжении заявителя были эффективные средства правовой защиты для обжалования условий его содержания. У него была возможность подать обратиться с соответствующей жалобой в компетентные органы государственной власти или в суд.

37.  Заявитель настаивал на своей жалобе.

(б) Оценка Европейского Суда

38.  Европейский Суд указывает на то, что статья 13 Конвенции гарантирует наличие в национальной правовой системе средства правовой защиты, обеспечивающего на национальном уровне защиту конвенционных прав и свобод в любой форме. Таким образом статья 13 Конвенции требует предоставления внутригосударственного средства правовой защиты, позволяющего рассмотреть по существу «обоснованную жалобу» на нарушение Конвенции и предоставить соответствующую компенсацию (см. среди других источников постановление Большой Палаты по делу «Кудла против Польши» (Kudła v. Poland), жалоба № 30210/96, § 157, ECHR 2000‑XI).

39.  Объем обязательств, предусмотренный статьей 13, колеблется в зависимости от характера жалобы заявителя в значении Конвенции. Однако в соответствии с требованиями статьи 13 средства правовой защиты должны быть эффективными не только в теории, но и на практике.

40.  В части жалобы на бесчеловечные или унижающие достоинство условия содержания Европейский Суд уже устанавливал два возможных средства защиты: улучшение материальных условий содержания и компенсация ущерба или убытков, понесенных в связи с такими условиями. Если условия содержания заявителя противоречили статье 3, то самым наиболее значимым является наличие внутригосударственного средства правовой защиты, с помощью которого можно устранить нарушение его права не подвергаться бесчеловечному или унижающему достоинство обращению. Но если заявитель освободился из учреждения, где он содержался в ненадлежащих условиях, то он должен иметь право требовать компенсацию за уже допущенное нарушение (см., mutatis mutandis, постановление от 10 января 2012 года по делу «Ананьев и другие против России» (AnanyevandOthersv. Russia), жалобы №№ 42525/07 и 60800/08, § 97).

41.  Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что по мнению властей у заявителя была возможность обратиться с жалобой на нарушение своих прав в связи с условиями его содержания в суд, Аппарат Уполномоченного по правам человека или общественную наблюдательную комиссию. В связи с этим Европейский Суд указывает на то, что уже рассматривал приведенный властями довод о возможности обращения с жалобой в суд или аппарат Уполномоченного по правам человека в контексте условий содержания в российских следственных изоляторах и отклонил их, как несоответствующие требованиям статьи 13 Конвенции. Относительно обжалования в судебном порядке Европейский Суд считает, что, несмотря на существование основательной теоретической нормативно-правовой базы для вынесения решений по жалобам заключенных на ненадлежащие условия содержания под стражей, эффективность ее применения на практике с целью предупреждения нарушений не была убедительным образом доказана (см. постановление по делу Ананьева (Ananyev), цит. выше, § 112). Европейский Суд также не может признать эффективность обращения с жалобой к Уполномоченному по правам человека, так как последний не обладает полномочиями принимать обязательные для исполнения решения, направленные на улучшение положения заключенного или получение компенсации (см. постановление по делу Ананьева (Ananyev, цит. выше, § 106). В имеющихся в настоящем деле материалах Европейский Суд не находит никаких оснований для иных выводов. Следовательно, обращение в суд или аппарат Уполномоченного по правам человека не является эффективным средством правовой защиты.

42.  Что касается обращения в общественную наблюдательную комиссию, то Европейский Суд сомневается в его способности надлежащим образом устранить нарушение по жалобе на условия содержания в исправительной колонии. То же самое касается Аппарата Уполномоченного по правам человека, так как Уполномоченные по правам человека не обладают полномочиями выносить обязательные для исполнения решения. Их задача заключается в предоставлении рекомендаций и сведений другим органам государственной власти или средствам массовой информации по вопросам соблюдения прав человека в местах принудительного содержания (см. пункт 29 выше).

43.  Несмотря на то, что позиция властей, предполагавших, что заявитель мог решить вопрос, обратившись с исковыми требованиями в связи с ненадлежащими условиями содержания, Европейскому Суду понятна, он отмечает, что ни одно из указанных властями дел не касалось условий содержания в период отбывания наказания в исправительной колонии. Три из указанных дела касались вопроса переполненности мест предварительного заключения (изоляторах временного содержания и следственных изоляторов), а четвертое - необеспечения надлежащей медицинской помощи в исправительной колонии. Следовательно, Европейский Суд не может согласиться с тем, что власти доказали существование устоявшейся национальной судебной практики, которая бы свидетельствовала об эффективности подачи исковых требований в связи с бесчеловечными или унижающими достоинство условиями содержания.

44.  В заключение Европейский Суд отмечает, что в деле Куликова (Kulikov) (см. постановление от 27 ноября 2012 года по делу «Куликов против России» (Kulikovv. Russia), жалоба № 48562/06, § 31), он уже рассмотрел и отклонил возражения властей относительно неисчерпания заявителем внутригосударственных средств правовой защиты в связи с тем, что эффективность обращения заявителя в национальные органы с жалобой на условия содержания в исправительной колонии не была доказана. В настоящем деле  властями не было представлено никаких фактов или доводов, которые бы убедили Европейский Суд сделать иные выводы.

45. Таким образом Европейский Суд отклоняет возражения властей относительно неисчерпания внутригосударственных средств правовой защиты и приходит к выводу о допущении нарушения статьи 13 Конвенции в связи с отсутствием эффективного и доступного средства правовой защиты, которое бы позволило заявителю обжаловать условия его содержания в исправительной колонии, где он отбывал наказание.

2. Статья 3 Конвенции

(а)  Замечания сторон

46.  Власти признали, что предоставленное заявителю личное пространство не соответствовало минимальным стандартам в связи с переполненностью исправительной колонии. Однако они считают, что в целом условия содержания заявителя соответствовали требованиям, изложенным в статье 3 Конвенции.

47.  Заявитель настаивал на своей жалобе. Он утверждал, что общежития, где он содержался, всегда были переполнены, а освещение в них - тусклым. Он также утверждал, что площадь прочих помещений колонии, таких как столовая, комната отдыха и площадки для прогулок, не позволяла обеспечить потребности всех заключенных колонии.

(б) Оценка Европейского Суда

48.  Европейский Суд напоминает, что в статье 3 Конвенции закреплена одна из основополагающих ценностей демократического общества. Конвенция категорически запрещает пытки или бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание независимо от обстоятельств или поведения потерпевшего (см. среди прочих источников постановление Большой Палаты по делу «Лабита против Италии» (Labita v. Italy), жалоба № 26772/95, § 119, ECHR 2000‑IV). Европейский Суд каждый раз подчеркивает, что страдания и унижение, причиненные потерпевшему, в любом случае должны превосходить страдания и унижение, неизбежно присутствующие при любом законном обращении или наказании. Лишение свободы нередко может сопровождаться страданиями и унижениям, однако в соответствии со статьей 3 Конвенции государство обязано обеспечить содержание лица под стражей в таких условиях, в которых бы уважалось его достоинство, наказание исполнялось такими способами и методами, при которых оно не терпит душевных страданий и лишений, превышающих неизбежный уровень страданий, присущий содержанию под стражей (см. постановление по делу Кудлы (Kudła), цит. выше §§ 92-94).

49.  Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд отмечает жалоба заявителя касается вопроса переполненности исправительной колонии, где он отбывал наказание. Несмотря на то, что жалобы заявителя на то, что имеющиеся в колонии условия для прогулок и отдыха не были достаточными и не соответствовали требованиям, Европейскому Суду понятны, он отмечает, что в отсутствие подробной информации о распорядке дня заявителя в колонии и с учетом материалов, представленных по данному вопросу властями, он не может признать утверждения заявителя в достаточной мере доказанными или заслуживающими доверия. Таким образом в настоящем деле перед Европейским Судом стоит задача установить, обеспечивались ли заявителю надлежащие условия содержания в условиях его нахождения в ночное время в общежитии, рассчитанном на большое количество заключенных.

50.  Что касается вопроса переполненности мест лишения свободы, то Европейский Суд принимает во внимание выводы, изложенные в докладе ЕКПП, согласно которому переполненность тюрем приводит к негативным последствиям, когда заключенные содержатся в тесных и негигиеничных помещениях, пребывание в ней характеризуется постоянным отсутствием возможности уединиться, сокращением числа мероприятий, связанных с пребыванием вне камеры, и приводит к созданию бесчеловечных и унижающих достоинство условий содержания (см. пункт 30 выше). Однако Европейский суд напоминает, что он не может принять окончательного решения по поводу того, какое личное пространство должно быть отведено на каждого заключенного в рамках соблюдения требований Конвенции. Это зависит от многих факторов, таких как продолжительность содержания под стражей в определенных условиях, возможность выходить на прогулки, физическое и психологическое состояние заключенного и иных условий. Поэтому Европейский Суд может принимать во внимание общие стандарты, выработанные другими международными организациями, такими как ЕКПП, однако эти стандарты не являются решающим доводом (см. постановление от 19 июля 2007 года по делу «Трепашкин против России» (Trepashkin v. Russia), жалоба № 36898/03, § 92).

51.  Европейский Суд продолжил эту цепочку рассуждений в деле Самараса (Samaras) (см. постановление от 28 февраля 2012 года по делу «Самарас и другие против Греции» (SamarasandOthersv. Greece), жалоба № 11463/09, §§ 51-66), в котором в пункте 63 он постановил следующее:

«Европейский Суд не намерен ставить под сомнению прецедентную практику, в соответствии с которой при рассмотрении вопроса о соблюдении требований статьи 3 необходимо рассматривать иные факторы кроме переполненности или обеспечения личного пространства. Одним из таких факторов является, несомненно, возможность находиться вне камеры или общежития. Однако Европейский Суд считает, что сам по себе этот фактор, даже если он и был установлен, не является сам по себе решающим и достаточным для того, чтобы сделать вывод о нарушении статьи 3. Европейский Суд должен также рассмотреть условия и продолжительность свободного перемещения в соотношении к общей продолжительности заключения и общими условиями содержания в тюрьме. По мнению Европейского Суда, в случае выявления нарушения, любые факторы, смягчающие условия содержания, должны приниматься во внимание при определении размера справедливой компенсации заявителям».

52.  В связи с этим Европейский Суд принимает во внимание признание властями того факта, что заявителю было предоставлено личное пространство менее двух квадратных метров в связи с переполненностью исправительной колонии, где заявитель отбывал наказание. Согласно представленным властями сведениям, на заявителя в общежитии приходилось не более 1,55 квадратных метра личного пространства.

53.  Европейский Суд также отмечает, что власти заявили, а заявитель их утверждение не оспорил, что в дневное время заявитель не обязан был находиться в переполненном общежитии. У него была возможность совершать как минимум двухчасовую прогулку. Он также мог работать в швейном цехе или находиться в помещениях в то время, когда другие заключенные были на работе.

54.  Однако Европейский Суд считают, что в целом условия содержания заявителя в исправительной колонии ИК-2 не соответствовали требованиям, изложенным в статье 3 Конвенции. В связи с этим Европейский Суд отдельно подчеркивает, что заявитель отбывал длительный срок наказания. Его нахождение в тесном общежитии вместе с примерно сотней других заключенных, пусть даже ночью, было явлением не временным. В таких условиях и в отсутствие возможности уединиться он находился тринадцать лет. По мнению Европейского Суда один этот факт позволяет говорить о нарушении статьи 3 Конвенции.

55.  Европейский Суд признает, что в настоящем деле нет никаких свидетельств намерения властей оскорбить или унизить заявителя,  однако он напоминает, что какими бы ни были причины переполненности, государство-ответчик обязано организовать содержание заключенных таким образом, чтобы обеспечить уважение их достоинства вне зависимости от финансовых или материально-технических трудностей (см. постановление от 1 июня 2006 года по делу «Мамедова против России» (Mamedova v. Russia), жалоба № 7064/05, § 63, и постановление от 10 мая 2007 года по делу «Бенедиктов против России» (Benediktov v. Russia), жалоба № 106/02, § 37).

56.  При рассмотрении предыдущих дел по жалобам против России на условия содержания в исправительных колониях Европейский Суд признавал содержание только в ночное время в переполненных общежития, в которых личное пространство на одного заключенного не соответствовало минимальным двум квадратным метрам, в качестве решающего фактора при установлении нарушения статьи 3 Конвенции (см., например, постановление по делу Куликова (Kulikov), цит. выше, § 37, и постановление от 27 июня 2013 года по делу «Епишин против России» (Yepishin v. Russia), жалоба № 591/07, § 65).

57.  Рассмотрев все представленные материалы, Европейский Суд полагает, что в настоящем деле власти не представили каких-либо фактов или доводов, которые бы позволили сделать иные выводы.

58.  Следовательно, было допущено нарушение статьи 3 Конвенции в связи с условиями содержания заявителя в исправительной колонии ИК-2 города Ливны Орловской области в период с 6 ноября 1999 года по сентябрь 2013 года, которые признаны бесчеловечными и унижающими достоинство в значении данной статьи.

II.  ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

59.  В заключение заявитель жаловался на нарушение статьи 6 Конвенции в связи с тем, что гражданское производство, начатое по его иску, было несправедливым. Он также жаловался на нарушение статьи 34 в связи с дисциплинарными мерами, принятого в отношении него во время его содержания, а также в связи с предполагаемым отказом администрации исправительной колонии отправить его письмо в Европейский Суд. Он также утверждал со ссылкой на статью 1 Протокола № 1, что до 2007 года ему не выдавалась ортопедическая обувь.

60.  Однако, учитывая все доступные ему материалы, и то, насколько данные жалобы относятся к его компетенции, Европейский Суд приходит к выводу об отсутствии признаков нарушения указанных статей. Из этого следует, что данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

III.  ПРИМЕНЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

61.  Статья 41 Конвенции предусматривает следующее:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А.  Ущерб

62.  Заявитель требует 90 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

63.  Власти считают исковые требования заявителя чрезмерными и необоснованными. Власти также заявили, что с учетом отсутствия нарушения прав заявителя в рамках Конвенции его требования относительно компенсации ущерба следует полностью отклонить. С другой стороны, власти утверждали, что установление нарушение само по себе является достаточной справедливой компенсацией.

64.  Европейский Суд считает, что вопрос применения статьи 41 остается открытым. Таким образом необходимо перенести рассмотрение этого вопроса и определения последующей процедуры с учетом любого соглашения, которое может быть достигнуто между властями и заявителем (пункт 1 Правила 75 Регламента Суда).

Б.  Расходы и издержки

65.  Заявитель не требовал возмещения издержек и расходов. Соответственно, по данному пункту Европейский Суд ничего не присуждает.

 

 

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1.  Объединил возражения властей по поводу неисчерпания внутригосударственных средств правовой защиты с вопросом о существе жалобы заявителя на условия его содержания и отклонил их

 

2.  Признал жалобы заявителя на условия его содержания и отсутствие эффективного средства правовой защиты приемлемыми, а остальные жалобы - неприемлемыми;

 

3.  Установил нарушение статьи 13 Конвенции;

 

4.  Установил нарушение статьи 3 Конвенции;

 

5.  Установил, что вопрос применения статьи 41 остается открытым и, следовательно:

(a)  переносит рассмотрение данного вопроса;

(б)  предлагает властям и заявитель в течение трех месяцев с даты вступления настоящего постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции представить свои письменные замечания по делу и, в частности, сообщить Европейскому Суду, если будет достигнуто какое-либо соглашение;

(c)  переносит дальнейшую процедуру и передает соответствующие полномочия Председателю Суда.

Составлено на английском языке, уведомление разослано в письменном виде 28 ноября 2013 года, в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Сорен Нильсен                                                           Изабелла Берро-Лефевр
 Секретарь                                                                             Председатель




[1] Прим. пер.: в тексте постановления допущена опечатка, Приказ имеет номер 205.

03 октября 2014 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).