Вы здесь

Зенков против России (Жалоба № 37858/08)

 

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

 

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека

www.echr.coe.int

 

в разделе HUDOC

 

 

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

ДЕЛО ЗЕНКОВ ПРОТИВ РОССИИ

 

(Жалоба № 37858/08)

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

СТРАСБУРГ

 

30 апреля 2014 года

 

 

 

Настоящее постановление вступит в силу в порядке, установленном в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.

 

По делу Зенков против России,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:

Изабелла Берро-Лефевр, Председатель,

Элизабет Штайнер,

Ханлар Гаджиев,

Пауло Пинто де Альбукерке,

Эрик Мос,

Ксения Туркович,

Дмитрий Дедов, судьи, и

Сорен Нильсен, Секретарь Секции,

Проведя 8 апреля 2014 года совещание по делу за закрытыми дверями,

Выносит следующее постановление, утвержденное в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1.  Дело было инициировано на основании жалобы (№ 37858/08) против Российской Федерации, поданной в Суд 20 июня 2008 года в соответствии со статьей 34 Конвенции по защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») гражданином Российской Федерации Зенковым Андреем Анатольевичем (далее - «заявитель»).

2.  Интересы заявителя представлял Хиневич А., адвокат, практикующий в Амурской области. Интересы властей Российской Федерации (далее - «Власти») представлял
Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3.  Заявитель утверждал, в частности, что условия его содержания под стражей не соответствовали стандартам, установленным в Конвенции, что его содержание под стражей было незаконным, и что его иск о компенсации вреда был безрезультатным.

4.  27 августа 2010 года жалоба была коммуницирована Властям.

ФАКТЫ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5.  Заявитель родился в 1983 году и проживает в г. Благовещенске.

A.  Уголовное производство в отношении заявителя.

6.  11 марта 2006 года заявитель был задержан по подозрению в мошенничестве.
12 марта 2006 года Благовещенский городской суд Амурской области вынес постановление о заключении под стражу заявителя. В качестве оснований заключения под стражу заявителя, суд отметил следующее:

“...  [заявитель] обвиняется в совершении преступлений средней тяжести, которое влечет за собой наказание в виде лишения свободы до пяти лет. Из представленных материалов усматривается, что [заявитель] обвиняется в преступлениях, совершенных группой лиц. При таких обстоятельствах, суд считает, что, находясь на свободе, [заявитель] может скрыться, чтобы воспрепятствовать производству по делу, а [также] оказать давление на свидетелей или уничтожить доказательства».

7.  Заявитель оставался под стражей в течение расследования и судебного разбирательства. Его содержание под стражей продлевалось несколько раз.

8.  В неуказанный день следователь изменил обвинения в отношении заявителя на несколько эпизодов краж и грабеж.

9.  21 ноября 2006 года городской суд начал рассмотрение дела в отношении заявителя и семи других лиц.

10.  29 июня 2007 года городской суд продлил содержание под стражей в отношении заявителя и четырех сообвиняемых до 21 октября 2007 года. В частности, суд отметил следующее:

«Заслушав сторону защиты, которая полагала возможным применить меру пресечения, не связанную с содержанием под стражей, изучив материалы дела, и приняв во внимание тот факт, что [обвиняемые] обвиняются в совершении тяжких преступлений против собственности, суд не счел возможным [освобождение обвиняемых в течение судебного разбирательства]».

11.  16 ноября 2007 года городской суд продлил срок содержания под стражей в отношении заявителя и четырех других лиц до 21 января 2008 года. Суд дословно повторил свое собственное обоснование из постановления о заключении под стражу от 29 июня 2007 года. Заявитель подал кассационную жалобу, утверждая, что с 21 октября по 16 ноября 2007 года он содержался под стражей без судебного постановления.

12.  17 декабря 2007 года городской суд признал заявителя виновным по всем пунктам обвинения и приговорил его к десяти годам лишения свободы.

13.  21 февраля 2008 года Амурский областной суд отменил постановление о заключении под стражу от 16 ноября 2007 года в кассационном порядке. Суд признал, что рассмотрение вопроса содержания заявителя под стражей было осуществлено городским судом более, чем через три недели, в нарушение применимых национальных норм уголовного производства. Далее суд отметил, что ввиду осуждения заявителя и наказания в виде десяти лет лишения свободы, он не может быть освобожден, и нет необходимости рассматривать вопрос его содержания  под стражей по существу.

14.  31 июля 2008 года областной суд оставил, по существу, приговор заявителя без изменений в кассационном порядке, сократив срок его лишения свободы до восьми лет.  Суд отменил приговор заявителя в отношении одного эпизода кражи и передал дело в этой части на новое рассмотрение.

15.  13 октября 2008 года городской суд прекратил уголовное производство в отношении одной из краж, предположительно совершенной заявителем. Заявитель не подал кассационной жалобы.

16.  8 июня 2009 года Президиум Амурского областного суда провел пересмотр приговора заявителя в порядке надзора и сократил срок его лишения свободы до семи лет и шести месяцев.

17.  5 февраля 2010 года заявитель был освобожден условно-досрочно.

B.  Производство в отношении компенсации за незаконное содержание под стражей

18.  29 сентября 2008 года городской суд отклонил иск заявителя о компенсации в сумме 150 000 российских рублей в отношении его предположительно незаконного содержания под стражей с 21 октября по 17 декабря 2007 года. В частности, суд отметил следующее:

«...в связи с тем фактом, что срок содержания заявителя под стражей с 21 октября по 17  декабря 2007 года] был зачтен в срок наказания, суд не усматривает никаких оснований, чтобы считать содержание заявителя под стражей в течение вышеупомянутого периода незаконным. Также суд не считает иск заявителя о возмещении морального вреда в связи с [его] содержанием под стражей в течение вышеупомянутого периода обоснованным. Соответственно, суд отклоняет данный иск».

19.  19 ноября 2008 года областной суд оставил решение от 29 сентября 2008 года без изменений в кассационном порядке.

20.  25 марта 2010 года председатель областного суда удовлетворил ходатайство заявителя о пересмотре решений от 29 сентября и 19 ноября 2008 года в надзорном порядке.

21.  19 апреля 2010 года Президиум областного суда отменил решения от 29 сентября и 19 ноября 2008 года в порядке надзора и частично удовлетворил иски заявителя. Ссылаясь на Конвенцию и соответствующие положения Гражданского Кодекса Российской Федерации, суд подтвердил, что в связи с незаконным содержанием заявителя под стражей, он имел право на компенсацию, и присудил ему 15000 рублей. В частности, он указал следующее:

«Учитывая, что [заявитель] содержался под стражей незаконно [с 21 октября по 17 декабря 2007 года], и с учетом продолжительности такого незаконного содержания под стражей, его последующего зачета  в срок лишения свободы, к которому приговорили [заявителя], а также за отсутствием доказательств какого-либо ухудшения в состоянии здоровья [заявителя], которое возникло в результате его незаконного содержания под стражей, Президиум считает целесообразным принять новое решение, частично удовлетворив иск заявителя о компенсации ущерба и присудив ему компенсацию в сумме 15 000 рублей».

С.  Условия содержания заявителя под стражей

22.  С 11 марта 2006 года по 11 марта 2008 года, с 19 февраля по 19 марта 2009 года, и с 28 мая по 20 августа 2009 года заявителя содержали под стражей в следственном изоляторе № 28/1 в г. Благовещенске.

1.  Описание, представленное Властями

23.  Информацию, представленную властями в отношении условий содержания под стражей заявителя, можно кратко изложить следующим образом:

Период содержания под стражей

Номер камеры

Площадь камеры (в квадратных метрах)

Количество коек

Количество заключенных

С 11 марта по 3 апреля 2006 года

209

12

2

2-4

С 4 апреля по 22 мая 2006 года

31

49,2

22

20-31

С 23 мая по 8 августа 2006 года

215

18

4

2-6

С 9 августа по 26 декабря 2006 года

98

8,5

3

1-4

С 27 декабря 2006 года по 11 марта 2008 года

31

49,2

22

17-31

С 19 февраля по 19 марта 2009 года

31

49,2

22

14-22

С 28 мая по 20 августа 2009 года

237

18

4

1-4

24.  По утверждению Властей, заявителю во все периоды предоставлялась отдельная койка и постельные принадлежности, несмотря на то, что личное пространство, предоставленное ему, в некоторых случаях было меньше установленных законом 4 квадратных метров на человека. Заявителя кормили три раза в день. Еда подвергалась необходимому контролю качества.

25.  Все камеры в следственном изоляторе, где содержали заявителя, были оборудованы принудительной вентиляцией. Вентиляционная система находилась в нормальном рабочем состоянии. Естественная вентиляция достигалась за счет воздуха, проникающего из окон. Температура в камерах соответствовала значениям от 18 до
24oC. Отопление и водоснабжение соответствовали применяемым стандартам. Металлические прутья окон не препятствовали проникновению дневного света. Искусственное освещение в камерах соответствовало применяемым стандартам и было включено с 6:00 до 22:00. Ночью для поддержания освещения в камере использовались низковольтные лампы.

26.  Туалет располагался на платформе высотой 35 см в углу камеры. Он бал отделен от жилой зоны камеры кирпичной или металлической ширмой высотой 1,75 или 1,65 м, что гарантировало уединение. Расстояние между туалетом и обеденным столом составляло не менее 1,5 метров. Ближайшее спальное место располагалось на расстоянии от 1 (камера №98) до 2,45 метров (камера №209) от туалета. Расстояние между туалетом и спальными местами или обеденной зоной составляло не менее 1,6 метров. Камеры регулярно убирались и дезинфицировались.

27.  Заявителю разрешалось ежедневно совершать прогулки. В среднем, заявитель сидел в своей камере по 20-23 часа в день.

2.  Описание, представленное заявителем

28.  Заявитель не оспаривает информацию, представленную Властями в отношении размеров камеры, в которой он содержался под стражей, и количестве человек в ней. Он добавил, что в течение 5 дней в декабре 2006 года и 15 дней в мае 2008 года он содержался под стражей в дисциплинарных камерах №№ 49 и 61, где его держали в одиночном заключении.

29.  По утверждению заявителя, ему не была предоставлена отдельная койка. Камеры в следственном изоляторе были грязные и кишели насекомыми и мышами. Временами в камере держали заключенных с туберкулезом.

3.  Жалоба заявителя на условия его содержания под стражей в следственном изоляторе

30.  В неуказанный день заявитель пожаловался в областную прокуратуру на то, что условия его содержания под стражей были ненадлежащими. В ответ на его жалобу, прокуратура обследовала следственный изолятор.

31.  31 октября 2008 года прокуратура уведомила заявителя, что нарушения, обнаруженные в ходе проверки будут исправлены. Что касается условий содержания под стражей в следственном изоляторе, прокурор кратко изложил выводы обследования следующим образом:

«Обследование выявило многочисленные нарушения [Федерального закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений], регулирующего ...условия содержания под стражей...в следственных изоляторах.

Меблировка камер не соответствует обязательным требованиям. В некоторых камерах количество столов, скамей, шкафов для хранения еды и раковин недостаточно с учетом количества заключенных. Искусственная вентиляция отсутствует. Стойки для резервуаров с питьевой водой и ширмы, отделяющие туалет от остальной части камеры отсутствуют. Радио отсутствует. Более 40 процентов камер не имеют деревянных полов. Мероприятия по дезинфекции не выполняются в полной мере (истребление постельных клопов в дисциплинарных камерах, истребление тараканов на кухне и в пекарне).  Камеры кишат насекомыми (постельными клопами, тараканами)...

Многим камерам требуется полностью восстановительный ремонт (стены и потолки покрыты плесенью, на них многочисленные трещины). В связи с отсутствием принудительной вентиляции в камерах влажно; воздух душный и влажный. Некоторые камеры не оборудованы радио. Температура не соответствует применяемым стандартам».

ПРАВО

I.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

32.  Заявитель жалуется на то, что его содержали под стражей в ненадлежащих условиях в следственном изоляторе ИЗ-28/1 в г. Благовещенске, в нарушение статьи 3 Конвенции, которая гласит следующее:

«Никого нельзя подвергать пыткам или бесчеловечному и унижающему достоинство обращению или наказанию».

33.  Власти посчитали, что заявитель не был подвергнут бесчеловечному и унижающему обращению или унижающему достоинство наказанию в нарушение статьи 3 Конвенции. Условия содержания под стражей в следственном изоляторе соответствовали узаконенным стандартам в отношении гигиены, отопления и водоснабжения. Однако, власти признали, что следственный изолятор, где заявитель содержался под стражей, был переполнен, а обязательное требование о 4 квадратных метрах на заключенного не всегда соблюдалось.

34.  Заявитель настаивал на своей жалобе.

A. Приемлемость

35.  Суд отмечает, что данная жалоба не является необоснованной в значении пункта 3 (а) статьи 35 Конвенции. Далее он отмечает, что она не является неприемлемой ни по каким другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

B.  Существо дела

36.  Для рассмотрения общих принципов, см. постановление Суда по делу Ананьев и Другие (Ananyev and Others (№№. 42525/07 и 60800/08, §§ 139-59, 10 января 2012 года).

37.  Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд отмечает, что стороны не согласились с некоторыми особенностями условий содержания заявителя под стражей в следственном изоляторе ИЗ-28/1 в Благовещенске во течение нескольких периодов с
11 марта 2006 года и 20 августа 2009 года.

38.  В связи с этим, Суд учитывает признание властями того факта, что следственный изолятор был переполнен, и что личное пространство, положенное каждому заключенном в некоторых случаях было меньше установленного законом минимума в
4 квадратных метра.

39.  Далее Суд отмечает, что, на основании информации, представленной властями, которая не была опротестована заявителем, заявителю было предоставлено в среднем не более 3 квадратных метров личного пространства.  Иногда, у него было всего 1,59 квадратных метра личного пространства (см. пункт 23 выше). В результате такого перенаселения, условия содержания заявителя под стражей не соответствовали минимальному стандарту, установленному в прецедентной практике Суда (см., среди других источников, Ананьев и другие (Ananyev and Others), приведенное выше, §§ 143-49). Кроме того, согласно информации, предоставленной властями, иногда количество заключенных, находящихся в камере было больше, чем количество спальных мест. Соответственно, Суд считает достоверным утверждение заявителя о том, что ему не была предоставлена отдельная койка. Заявитель содержался в переполненной камере по 20‑23 часа в день.

40.  Данные выводы являются достаточными для того, чтобы Суд пришел к выводу, что проблема перенаселения не была разрешена властями в настоящем деле во время содержания заявителя под стражей. Суд признает, что иногда число заключенных, которые находились в заключении с заявителем уменьшалось, и личное пространство, отведенное каждому из них превышало 3 квадратных метра. Суд, однако, не рассматривает такие редкие колебания в количестве лиц в следственном изоляторе, как эффект, смягчающий ситуацию заявителя в целом.

41.  Наконец, Суд принимает во внимание ответ прокурора на жалобу заявителя на условия содержания под стражей в следственном изоляторе в соответствующее время, который подтвердил утверждения заявителя о том, что камеры, в которых он содержался, и следственный изолятор в целом, находились в плачевном состоянии. Он также отмечает, что власти не представили какие-либо объяснения расхождениям между выводами прокурора и информацией, содержащейся в их  наблюдениях.

42.  По мнению Суда, условия содержания заявителя под стражей должны были вызвать значительные психологические и физические страдания, которые превышали минимальный порог жестокости согласно статье 3 Конвенции. Следовательно, имело место нарушение вышеупомянутой статьи в виду бесчеловечных и унижающих достоинство условий содержания заявителя под стражей в следственном изоляторе
ИЗ-28/1 в Благовещенске в течение нескольких периодов с 11 марта 2006 и 20 августа 2009 года.

II.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

43.  Заявитель жалуется в соответствии со статьями 5 и 6 Конвенции на то, что его содержание под стражей с 21 октября по 16 ноября 2007 года было незаконным, и что его возникший иск о возмещении ущерба был безрезультатным. Суд рассмотрит жалобу по статье 5 Конвенции, которая, в части, относящейся к рассматриваемому вопросу, гласит следующее:

“1.  Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

...

(с) законный арест или задержание лица, осуществленные с целью доставления его в компетентный правоохранительный орган по обоснованному подозрению в совершении преступления или когда обоснованно считается необходимым предотвратить совершение преступления, или при попытке сбежать после совершения преступления;

...

5.  Каждый, кто стал жертвой ареста или задержания в нарушение положений данной статьи, имеет право на компенсацию».

A. Приемлемость

1.  Заявления сторон

44.  Власти заявили, что заявитель утратил свой статус жертвы. По их мнению, власти Российской Федерации явно признали нарушение его прав согласно статье 5 и присудили ему соразмерную компенсацию. В частности, они указали, что 21 февраля 2008 года областной суд отменил постановление о заключении под стражу от 16 ноября 2007 года в кассационном порядке.  Суд признал, что содержание заявителя под стражей было рассмотрено с запозданием, в нарушение применимых национальных правил уголовного производства. Впоследствии, Президиум областного суда частично удовлетворил гражданские иски заявителя, касающиеся незаконности его предварительного содержания под стражей во время соответствующего периода и присудил ему 15 000 рублей. Наоборот, власти утверждали, что жалобы заявителя были представлены с запозданием и должны быть отклонены за несоблюдение правила шести месяцев, установленного в пункте 1 статьи 35 Конвенции.

45.  Заявитель считал свои жалобы приемлемыми.

2.  Оценка Суда

(a) Статус жертвы у заявителя

46.  Суд напоминает, что заявитель лишается статуса жертвы, если национальные власти признали либо в прямой форме, либо по существу, а затем предоставили соответствующую и достаточную компенсацию за нарушение Конвенции (см., например, Скордино против Италии (Scordino v. Italy) (№ 1) [GC], № 36813/97, §§ 178-93, ЕСПЧ 2006-V).

(i)  Признали ли национальные власти нарушение прав заявителя

47.  Что касается нарушения прав заявителя по статье 5 Конвенции, Суд отмечает, что, как указано властями и не оспорено заявителем, 21 февраля 2008 областной суд постановил, что содержание заявителя под стражей во время рассматриваемого периода было незаконным.

48.  Соответственно, Суд принимает, что российские власти признали нарушение прав заявителя по статье 5 Конвенции.

(ii)  Была ли предоставленная компенсация соразмерной и достаточной

49.  Что касается второго условия, а именно, соразмерной и достаточной компенсации, Суд отмечает, что заявитель получил денежную компенсацию за время, проведенное под стражей.

50.  Первый вопрос в том, была ли такая компенсация, в данных обстоятельствах, «соразмерной». Суд отмечает, что он предварительно рассмотрел вопрос в более раннем деле против России, и обнаружил, что денежная компенсация ущерба, полученного в результате незаконного содержания под стражей, являлась «соразмерной» компенсацией для заявителя, который, к тому времени, когда ее ему присудили, более не находился под стражей (см. Трепашкин против России(Trepashkin v. Russia), № 36898/03, §§ 71-72, 19 июля 2007 года). Суд не видит какой-либо причины отступать от своего вывода по рассматриваемому делу. Он принимает, соответственно, что компенсация, предоставленная заявителю, была соразмерной.

51.  Что касается «достаточности» компенсации, задачей Суда является рассмотрение, на основе материалов, имеющихся у него в распоряжении, что бы он сделал в такой же ситуации (см., среди прочих источников, Скордино  (Scordino), приведенное выше, § 211).

52.  Суд отмечает, что Президиум областного суда присудил заявителю 15 000 рублей (примерно 380 евро на тот период) в качестве компенсации морального ущерба в связи с незаконным содержанием под стражей с 21 октября по 17 декабря 2007 года, то есть за более долгий период, чем тот, который рассматривается в настоящем деле. Однако, Суд отмечает, что данная сумма намного ниже, чем сумма, которую он обычно присуждает в подобных делах против Российской Федерации (сравните, например, Сергей Соловьев против России (Sergey Solovyev v. Russia), № 22152/05, § 71, 25 сентября 2012, и Тараканов против России (Tarakanov v. Russia), № 20403/05, § 63, 28 ноября 2013 года). Данный фактор сам по себе представляет ситуацию, которая является явно необоснованной, учитывая прецедентную практику Суда.

53.  Таким образом, Суд приходит к выводу, что предоставленная заявителю компенсация была недостаточной. Соответственно, второе условие не было выполнено. Суд считает, что заявитель по данному делу может все еще считаться «жертвой» нарушения статьи 5 Конвенции. Следовательно, данное возражение со стороны властей должно быть отклонено.

(b)  Применение правила шести месяцев

54.  Что касается правила шести месяцев, установленного в пункте 1 статьи 35 Конвенции, Суд отмечает, что окончательное решение в отношении законности содержания заявителя под стражей, было принято областным судом 21 февраля 2008 года. Соответственно, подавая, по существу, жалобу в соответствии с пунктом 1 (с) статьи 5 Конвенции в своем первом письме в Суд, отправленным 20 августа 2008 года, заявитель смог соблюсти правило шести месяцев. Следовательно, возражение властей должно быть отклонено.

55.  Далее Суд отмечает, что в своем формуляре жалобы от 31 января 2009 года заявитель подал дополнительную жалобу на отклонение национальным судом его исков о компенсации ущерба, что, предположительно, привело к незаконному содержанию под стражей. На тот период, окончательным решением по данному делу было решение областного суда от 19 ноября 2008 года (которое было впоследствии отменено при пересмотре в порядке надзора в 2010 году). Соответственно, не возникает никаких вопросов в отношении правила шести месяцев в отношении жалобы заявителя согласно пункту 5 статьи 5 Конвенции.

(c)  Заключение

56.  Учитывая все вышесказанное, Суд постановил, что жалобы согласно пунктам
1 (с) и 5 статьи 5 Конвенции не являются явно необоснованными в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции, и что они не являются неприемлемыми по каким-либо другим причинам. Следовательно, они должны быть признаны приемлемыми.

B.  Существо дела

Пункт 1 (c) Статьи 5

(a) Заявления сторон  

57.  Власти не предоставили замечаний по существу жалобы.

58.  Заявитель настаивал на своей жалобе.

(б) Оценка Европейского Суда

59.  Суд повторяет, что использованные в пункте 1 статьи 5 понятия «законный» и «в порядке, установленном законом» относятся непосредственно к национальному праву и устанавливают обязательства Властей соответствовать материально-правовым и процессуальным правилам, указанным в нем. Тем не менее, «законность» содержания под стражей на основании внутригосударственного закона не всегда является решающей. Суд должен в дополнение убедиться, что содержание под стражей в рассматриваемый период соответствовало цели пункта 1 статьи 5 Конвенции, которая состоит в том, чтобы предотвращать лишение свободы лиц произвольным образом. В частности, любое разрешение на предварительное содержание под стражей post factum не соответствует «праву на неприкосновенность личности», так как имеет оттенок произвола (см., среди других источников Худойоров против России(Khudoyorov v. Russia), № 6847/02, §§ 124 и 142, ЕСПЧ 2005‑X (отрывки)).

60.  Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд отмечает, что 16 ноября 2007 года городской суд дал разрешение на заключения заявителя под стражу с 21 октября по 16 ноября 2007 года post factum.  Далее Суд отмечает, что 21 февраля 2008 года областной суд, при рассмотрении соответствующего предварительного содержания под стражей заявителя, признал, что разрешение на него было дано с запозданием, в нарушение применимых национальных правил уголовного судопроизводства.

61.  Учитывая прочно установившуюся прецедентную практику в отношении данного вопроса, а также обстоятельства настоящего дела, Суд не видит каких-либо причин, чтобы не согласиться с выводами национальных судебных органов. Отсюда следует, что предварительное содержание заявителя под стражей с 21 октября по 16 ноября 2007 года не было «законным» в рамках национального закона. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 (с) статьи 5 Конвенции. В данных обстоятельствах, Суд не считает необходимым отдельно рассматривать жалобы заявителя в соответствии с пунктом 5 статьи 5 Конвенции.

III.  ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

62.  Далее заявитель жалуется на другие нарушения, ссылаясь на статьи 3, 5 и 6 Конвенции и на статью 3 протокола № 7.

63.  Суд рассмотрел данные жалобы и счел, что в свете всех материалов, находящихся в его распоряжении, и насколько данные вопросы находятся в его компетенции, они не вскрывают какого-либо нарушения прав и свобод, установленных в Конвенции или Протоколах к ней. Следовательно, Европейский Суд отклоняет их как явно необоснованные в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

IV.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

64.  Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд постановил, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутригосударственное право рассматриваемой Высокой Договаривающейся Стороны позволяет осуществить только частичную компенсацию, Суд, при необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A.  Ущерб

65.  Заявитель требовал 540 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

66.  Власти посчитали данное требование заявителя чрезмерным.

67.  Суд принимает довод властей о том, что требование заявителя чрезмерно. Тем не менее, он считает, что страдания заявителя и отчаяние, возникшее в результате нарушения его прав, не может быть компенсировано в достаточной степени только признанием нарушения. Производя оценку на основе справедливости, Суд присуждает заявителю 11 700 евро в качестве морального вреда.

B.  Расходы и издержки

68.  Заявитель не представил никаких требований в отношении расходов и издержек. Соответственно, Суд не присудил ему ничего в данном отношении.

C.  Проценты за просрочку платежа

69.  Суд считает целесообразным, что размер процентов за просроченный платеж должен основываться на предельной учетной ставке Европейского Центрального Банка, плюс три процента.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1.  Объявляет  жалобы в отношении условий содержания заявителя под стражей в следственном изоляторе ИЗ-28/1 в г. Благовещенске и предполагаемую незаконность его предварительного содержания под стражей с 21 октября по 16 ноября 2007 года приемлемыми, а оставшуюся часть жалобы неприемлемой;

 

2.  Постановляет, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции;

 

3.  Постановляет, что имело место нарушение пункта 1 (с) статьи 5 Конвенции;

 

4.  Постановляет, что нет необходимости рассматривать жалобу на нарушение пункта 5 статьи 5 Конвенции;

 

5.  Постановляет,

(а) что в течение трех месяцев со дня вступления данного постановления в силу власти государства-ответчика должны выплатить заявителю в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции в российских рублях по курсу, установленному на день выплаты, 11 700 (одиннадцать тысяч семьсот) евро в качестве компенсации морального вреда, а также все налоги, подлежащие начислению на указанную сумму; 

(b) что с момента истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты компенсации на данную сумму начисляются простые проценты в размере, равном предельной учетной ставке Европейского центрального банка в течение периода выплаты плюс три процента;

 

  1. Отклоняет остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке; уведомление о постановлении направлено в письменном виде 30 апреля 2014 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Сорен Нильсен                                                           Изабелла Берро-Лефевр
      Секретарь                                                                        Председатель

 

16 марта 2015 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).