Вы здесь

Сигарев против России (Жалоба № 53812/10)

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

www.echr.coe.int

В РАЗДЕЛЕ HUDOC

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

ДЕЛО «СИГАРЕВ против РОССИИ»

 

(Жалоба № 53812/10)

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

30 октября 2014 года

 

Настоящее постановление вступит в силу при обстоятельствах, указанных в пункте 2 Статьи 44 Конвенции.
Может подлежать редакторской правке.

По делу «Сигарев против России»,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), на заседании Палаты в составе:

Изабелла Берро-Лефевр, Председатель,
Элизабет Штайнер,
Ханлар Гаджиев,
Мирьяна Лазарова Трайковска,
Юлия Лаффранк,
Пауло Пинто де Альбукерке,
Дмитрий Дедов, судьи,
и Сорен Нильсен, Секретарь Секции,
в закрытом совещании от 7 октября 2014 года,
выносит следующее постановление, утвержденное в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано на основании жалобы (№ 53812/10), поданной в Европейский Суд гражданином России Евгением Михайловичем Сигаревым (далее – «заявитель») 16 июля 2010 года против Российской Федерации в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция»).
2. Интересы заявителя в Суде представлял А. Данков — адвокат, практикующий в г. Курске. Власти Российской Федерации (далее - «Власти») были представлены Г.О. Матюшкиным, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.
3. Заявитель, в частности, утверждал, что 15 марта 2010 года он был заключен под стражу без постановления суда, и что его содержание под стражей было чрезмерно длительным.
4. 8 ноября 2011 года жалоба была коммуницирована Властям.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
5. Заявитель, 1958 года рождения, проживает в г. Курске.
А. Задержание заявителя и его содержание под стражей в период проведения расследования
6. 16 декабря 2008 года заявитель, в то время высокопоставленный сотрудник милиции, был задержан по подозрению в растрате и злоупотреблении должностными полномочиями.
7. 17 декабря 2008 года заявителю было официально предъявлено обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями и мошенничестве.
8. 18 декабря 2008 года Ленинский районный суд города Курска вынес постановление о заключении заявителя под стражу до окончания следствия. Суд, в частности, отметил следующее.
«Как следует из представленных материалов, следственные органы имеют все основания для обвинения заявителя в [злоупотреблении должностными полномочиями и мошенничестве], что влечет за собой наказание в виде лишения свободы на срок более двух лет.

Свое решение о заключении [заявителя] под стражу суд аргументирует тем, что обстоятельства, оправдывающие содержание заявителя под стражей, основаны на обоснованных подозрениях в том, [что заявитель совершил преступления, в которых он обвинялся] и аргументах следователя, что, находясь на свободе, [заявитель] будет оказывать давление на свидетелей, пытаться уничтожить доказательства и помешать расследованию.
Следственные органы считают, что, находясь на свободе, [заявитель] может оказать давление на свидетелей. Этот факт был подтвержден свидетелем Сп., который заявил, что [заявитель] и Б. преднамеренно и сознательно держали его в офисе [Управления Федеральной миграционной службы области] с 17:00
7 ноября 2008 года до 00:30 8 ноября 2008 для того, чтобы заставить его изменить свои показания, написать объяснение и подать в отставку ...
Свидетель В. утверждал, что... [заявитель] оказывал на него давление. [Заявитель] поручил провести внутреннее расследование в отношении В. предположительно по причине отказа В. подготовить определенные документы. 3 декабря 2008 года [заявитель] отстранил В. от занимаемой должности.
Кроме того, как следует из представленных материалов, согласно Сп.,
8 ноября 2011 года, после того, как он покинул здание [Управления Федеральной миграционной службы области], на него было совершено нападение, в результате которого он получил телесные повреждения... В ходе допроса Сп. утверждал, что по его мнению нападение было связано с уголовным делом в отношении [заявителя] и показаниями Сп. [против него].
Учитывая жалобы, поступившие от Сп. и В., которые опасались за свою жизнь, следственные органы решили включить указанных свидетелей в государственную программу защиты свидетелей.
Кроме того, как следует из материалов, ... представленных следственными органами, [заявитель] пытался скрыть документы ... помешать допросу свидетелей... и согласовать показания с целью уклонения от уголовной ответственности. Это подтверждалось материалами, полученными в ходе прослушивания телефонных разговоров [заявителя].
Кроме того, [суд] принимает в качестве обоснованного аргумент, выдвинутый следственными органами о том, что [заявитель] пытался повлиять на следствие с целью уклонения от уголовной ответственности. В настоящее время он является начальником [Управления Федеральной миграционной службы области], и в течение долгого времени находился во главе [Управления внутренних дел области]. Благодаря своему положению он имеет связи в правоохранительных органах и мог бы помешать проведению предварительного расследования, оказывая давление на свидетелей, которые уже дали показания против него, и тех, кого еще предстояло допросить.

Принимая во внимание вышеизложенное, суд принимает аргумент следственных органов относительно того, что, находясь на свободе, [заявитель], обвиняемый в совершении [тяжких] преступлений, будет продолжать оказывать давление на свидетелей и других участников уголовного процесса, пытаться уничтожить доказательства и иным образом вмешиваться в расследование уголовного дела. Суд не считает возможным применить менее строгую меру пресечения в отношении [заявителя]».
9. 13 февраля 2009 года районный суд продлил срок содержания под стражей заявителя до 24 апреля 2009 года. Суд дословно повторил свои доводы, изложенные в постановлении от 18 декабря 2008 года и добавил следующее:
«... Кроме того, было установлено, что [заявитель], при содействии своих подчиненных, пытался оказать влияние на директора ООО «Секрет Сервис», чтобы последний подделал документы, необходимые для расследования преступления, связанного с поставкой и сборкой оборудования для серверной комнаты в [областной миграционной службе].

Принимая во внимание новые обстоятельства, касающиеся деятельности [заявителя] и Б., суд также принимает довод следователя, что, находясь на свободе, [заявитель] будет пытаться оказать давление на свидетелей и вступить в сговор с другими преступниками, находящимися на свободе.

... кроме того, суд принимает во внимание информацию о характере [заявителя], его возрасте, семье и состоянии здоровья. Защита не представила никакой информации, свидетельствующей, что [заявитель] не может быть помещен в следственный изолятор».
10. 3 марта 2009 года Курский областной суд в кассационном порядке оставил постановление от 13 февраля 2009 года без изменений.
11. 22 апреля 2009 года районный суд продлил срок содержания под стражей заявителя до 24 июля 2009 года. Суд дословно повторил свои доводы, изложенные в постановлении от 13 февраля 2009 года.
14 мая 2009 года областной суд в кассационном порядке оставил постановление от 22 апреля 2009 года без изменений.
12. 22 июля 2009 года районный суд продлил срок содержания под стражей заявителя до 24 октября 2009 года. В дополнение к причинам, указанным в соответствующих судебных постановлениях от 18 декабря 2008 года и 22 апреля 2009 года, суд отметил, что заявителю было предъявлено обвинение по девяти эпизодам злоупотребления должностными полномочиями и по четырем эпизодам хищения денежных средств и растрате. Он указал следующее:
«... лица, подозреваемые в совершении тех же преступлений, в ходе допроса (И. был допрошен 4 марта 2009 года, Наз. был допрошен 25 июня 2009 года, Наг. был допрошен 26 февраля 2009 года и Нек. был допрошен 17 март 2009 года), утверждали, что [заявитель] оказывал на них давление, чтобы заставить их изменить свои показания».
13. 11 августа 2009 года областной суд в кассационном порядке оставил постановление от 22 июля 2009 года без изменений. Однако он сократил срок содержания заявителя под стражей на один месяц, отметив, что продление срока содержания под стражей на три месяца является чрезмерным.
14. 23 сентября 2009 года районный суд продлил срок содержания под стражей заявителя до 24 ноября 2009 года. Суд отметил следующее:
«Принимая во внимание преступления, в совершении которых обвинялся [заявитель], суд считает, что следователи имеют достаточные основания полагать, что [заявитель], обвиняемый в совершении серии умышленных тяжких преступлений и преступлений средней тяжести, понимает, что ему может грозить длительный срок лишения свободы и может оказать давление на свидетелей, которые были допрошены [следователем], чтобы заставить их изменить свои показания.
Аргументы следователя были подтверждены свидетелем Сп., который заявил, что 7 ноября 2008 года [заявитель] и Б. преднамеренно и сознательно держали его в офисе [областной миграционной службы] с 17:00 7 ноября 2008 года до 00:30 8 ноября 2008 г. для того, чтобы заставить его изменить свои показания, написать объяснение и подать в отставку.... В результате Сп. был незаконно уволен с занимаемой должности. 29 декабря 2008 года Ленинский районный суд г. Курска восстановил его в должности.
Кроме того, как следует из представленных ... материалов ... [заявитель] активно пытался скрыть документы ..., препятствовать даче показаний свидетелями... и принять меры для согласования показаний свидетелей и координации действий Наг., И., Кр., Наз. и Нек., чтобы предотвратить получение от них правдивой информации... . В ходе допроса И., Наг., Кр., Нек. и Наз. подтвердили, что заявитель оказывал на них давление, чтобы заставить их изменить показания.
Принимая во внимание вышесказанное, [суд считает], что следственные органы имеют основания полагать, что, находясь на свободе, [заявитель] может продолжить оказывать давление на свидетелей и других участников процесса.
… Суд также принял во внимание характер [заявителя]. Он отмечает, что в течение длительного времени [заявитель] занимал высокие посты в [областном Управлении внутренних дел] и имел связи в правоохранительных органах. [Суд] считает, что аргумент следственных органов о том, что, находясь на свободе, [заявитель] мог помешать предварительному следствию, является оправданным.
Суд также принимает во внимание информацию о возрасте [заявителя], семье, состоянии здоровья и тяжести обвинений. Нет никакой информации, доказывающей, что [заявитель] не мог содержаться под стражей в следственном изоляторе, защита также не предоставила никакой информации на этот счет».
15. 25 июля 2009 года областной суд в кассационном порядке оставил постановление от 23 сентября 2009 года без изменений.
16. 23 ноября 2009 года районный суд продлил срок содержания под стражей заявителя до 16 декабря 2009 года. Суд отметил следующее:
«Фактические обстоятельства, лежащие в основе заключения [заявителя] под стражу, не изменились и не перестали существовать.
Как следует из представленных материалов, [заявитель] обвиняется в ряде умышленных преступлений, которые классифицируются как тяжкие преступления и преступления средней тяжести. Принимая во внимание обстоятельства преступления, в совершении которого обвиняется [заявитель], тяжесть обвинений, характер [заявителя] и тот факт, что до задержания и избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, [заявитель] пытался повлиять на свидетеля Сп., оказать давление на свидетеля В., скрыть документы, которые были важны для уголовного дела (эти факты были подтверждены свидетелями Сп., В. и другими), а также материалы оперативно-розыскной деятельности, следственные органы обоснованно пришли к выводу, что, находясь на свободе, [заявитель] мог оказать давление на свидетелей или иным образом вмешаться в расследование. Тот факт, что [заявитель] был уволен со своего поста, не означает, что [он] не мог оказать давление на свидетелей. У него была информация о бывших подчиненных.

Принимая во внимание вышеизложенное, суд приходит к выводу, что нет никаких оснований для изменения меры пресечения, ранее избранной в отношении [заявителя], и считает необходимым продлить срок содержания [заявителя] под стражей ... »
17. 10 декабря 2009 года областной суд в кассационном порядке оставил постановление от 23 ноября 2009 года без изменений.
B. Содержание заявителя под стражей во время суда
18. 14 декабря 2009 года районный суд провел предварительное слушание по делу заявителя, Б. и И. Материалы дела, собранные следователями, включали тридцать семь томов. Суд вынес решение оставить заявителя под стражей до суда, отметив следующее:
«... [заявитель] обвиняется в совершении совокупности преступлений, относящихся к категории тяжких..., одно из которых влечет за собой наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет. Соответственно, [заявитель], зная о вероятном наказании в виде длительного срока лишения свободы, мог скрыться от суда, чем воспрепятствовать производству по делу и его рассмотрению в разумные сроки.
Кроме того, аргументы, выдвинутые прокурором, что в случае освобождения [заявитель] мог оказать давление на свидетелей, были небезосновательными. Как следует из материалов дела, до заключения под стражу [заявитель] пытался оказать давление на свидетеля С. и некоторых других с целью заставить их изменить свои показания. Он пытался скрыть документы, имеющие значение для уголовного дела по выработке единой позиции при даче показаний с другими лицами. Поэтому, есть основания полагать, что он может снова препятствовать отправлению правосудия. Соответственно, нет никаких оснований заменять ранее избранную меру пресечения на подписку о невыезде из города. Что касается увольнения [заявителя] с занимаемой должности, то самого факта увольнения недостаточно для того, чтобы удовлетворить ходатайство защиты».
19. 14 января 2010 года Курский областной суд в кассационном порядке оставил постановление от 14 декабря 2009 года без изменений, лишь уточнив, что заявитель должен находиться под стражей до 14 марта 2010 года.
20. 15 марта 2010 года в 17:45 районный суд постановил избрать в отношении заявителя меру пресечения в виде заключения под стражу до 15 мая 2010 года. Суд отметил следующее:
«... [Заявитель] обвиняется в совершении тяжких умышленных преступлений... Суд, приняв во внимание преступления, в совершении которых обвиняется заявитель; тяжесть этих преступлений; характер заявителя; обстоятельство, что до заключения под стражу [заявитель] пытался оказать давление на свидетелей В. и Сп. с тем, чтобы заставить их изменить свои показания (последний еще не был допрошен), пытался скрыть важные для уголовного дела документы и давал свидетелям указания по поводу содержания их показаний (что подтвердили свидетели В., Кр., Наг. и Наз.; считает, что в случае освобождения [заявитель] может оказать давление на свидетелей, чтобы воспрепятствовать правосудию. Тот факт, что [заявитель] был уволен с занимаемой должности, не означает, что он не сможет оказать влияние на свидетелей, поскольку у него имеется информация о своих бывших сотрудниках. Соответственно, суд считает необходимым оставить заявителя под стражей».
21. Заявитель подал жалобу, утверждая, в том числе, что срок предыдущего постановления о заключении под стражу истек 14 марта 2010 года и что содержание его под стражей в течение нескольких часов 15 марта 2010 года было неправомерным.
22. 6 апреля 2010 года областной суд в кассационном порядке оставил постановление от 15 мая 2010 года без изменений. Суд не усмотрел какой-либо незаконности в отношении применения норм уголовно-процессуального законодательства районным судом в ходе содержания заявителя под стражей.
23. 30 апреля 2010 года районный суд продлил срок содержания под стражей заявителя до 15 августа 2010 года. Суд повторил свои ранее высказанные аргументы относительно того, что, будучи освобожден, заявитель мог оказать давление на свидетелей.
24. 1 июня 2010 года областной суд в кассационном порядке оставил постановление от 30 апреля 2010 года без изменений.
25. 23 июля 2010 года районный суд признал заявителя виновным по двум эпизодам злоупотребления должностными полномочиями и двум эпизодам присвоения денежных средств и приговорил его к четырем с половиной годам лишения свободы.
26. 16 ноября 2010 года областной суд в кассационном порядке оставил приговор заявителю без изменений.
27. 27 апреля 2011 года Борский городской суд Нижегородской области освободил заявителя условно-досрочно.
С. Производство относительно предполагаемой незаконности содержания заявителя под стражей 15 марта 2010 года
28. 16 марта 2010 года прокуратурой области было внесено представление администрации следственного изолятора, где заявитель содержался под стражей, отметив, что срок содержания заявителя под стражей в ходе предварительного следствия закончился 14 марта
2010 года и что содержание его под стражей 15 марта 2010 года было неправомерным. Прокурор призвал администрацию принять меры с целью исправления нарушения действующего законодательства и решения вопроса о возбуждении дисциплинарного производства в отношении ответственных лиц.
29. 15 апреля 2010 года начальник следственного изолятора сообщил прокурору, что двум сотрудникам, ответственным за содержание заявителя под стражей после истечения срока действия постановления 14 апреля 2010 года, был объявлен выговор.
30. 25 января 2012 года в письме на имя районного суда начальник следственного изолятора подтвердил, что заявитель должен был быть освобожден сразу по истечении срока действия судебного постановления, определявшего содержание заявителя под стражей до 14 марта 2010 года, и что его содержание под стражей 15 марта 2010 года было незаконным.
ПРАВО
I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ
31. Заявитель жаловался, что срок его содержания под стражей в ходе предварительного следствия согласно соответствующим судебным постановлениям истек 14 марта 2010 года и что его содержание под стражей до принятия районным судом решения о заключении его под стражу 15 марта 2010 года было неправомерным. Он ссылался на подпункт «с» пункта 5 статьи 1 Конвенции, который гласит:
«1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

(c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения».
32. Власти пришли к выводу, что с 00:00 14 марта до 17:45 15 марта 2010 года заявитель содержался под стражей незаконно. Они также отметили, что 16 марта 2010 года прокуратура внесла представление начальнику следственного изолятора, где на тот момент содержался под стражей заявитель. Лица, ответственные за нарушение прав заявителя, были подвергнуты дисциплинарной ответственности. Наконец, они отметили, что после того, как заявитель был признан виновным и приговорен к наказанию в виде лишения свободы, срок, в течение которого он незаконно содержался под стражей, был засчитан в срок назначенного ему наказания. Соответственно, по их мнению, заявитель не может более считаться жертвой предполагаемого им нарушения.
33. Комментариев от заявителя не поступило.
А. Приемлемость
34. Что касается доводов Властей относительно статуса жертвы заявителя, Суд напоминает, что заявитель лишается статуса жертвы, если органы национальной власти признали безоговорочно или по существу нарушение Конвенции, а затем обеспечили его соответствующее и достаточное возмещение (см., например, постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Скордино против Италии» (Scordino v. Italy) (№1), жалоба №36813/97, пункты 178-93, ECHR 2006-V).
35. Даже если предположить, что представление, внесенное прокуратурой, представляет собой, по мнению Властей, признание нарушения прав заявителя в соответствии со статьей 5 Конвенции, Суд принимает во внимание тот факт, что Власти не предоставляют никакого возмещения заявителю в связи с возникшей ситуацией. Кроме того, Власти не утверждают, что постановление прокурора может служить основанием для пересмотра жалобы заявителя на неправомерность его содержания под стражей (ср., mutatis mutandis (с необходимыми поправками), постановление Европейского Суда от 25 октября 2007 года по делу «Лебедев против России», жалоба № 4493/04, пункты 42-48).
36. Наконец, Суд повторяет, что в данном случае зачет времени, проведенного в заключении, в общий срок, подлежащий отбытию заявителем, не может рассматриваться как соответствующее и достаточное возмещение в связи с нарушением пункта 1 статьи 5 Конвенции, поскольку, в данном случае, время содержания под стражей в ходе предварительного следствия автоматически засчитывается в сроки лишения свободы, вне зависимости от того, было ли оно неправомерным (там же).
37. Следовательно, Суд считает, что заявитель в данном деле не утратил статуса жертвы в результате нарушения статьи 5 Конвенции. Следовательно, возражение Властей подлежит отклонению.
38. Учитывая вышесказанное, Суд считает, что эта жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции и что она не является неприемлемой по другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть признана приемлемой.
B. Существо дела
39. Суд напоминает, что понятия «законный» и «в порядке, установленном законом», используемые в пункте 1 статьи 5, в сущности, относятся к национальному законодательству и устанавливают обязательство по соблюдению его материальных и процессуальных норм. Тем не менее, «законность» содержания под стражей в соответствии с национальным законодательством не всегда имеет решающее значение. Помимо этого, Суд обязан удостовериться в том, что содержание под стражей в рассматриваемый период соответствовало цели пункта 1 статьи 5 Конвенции, которая состоит в недопущении произвольного лишения свободы. В частности, любое
ex post facto санкционирование содержания под стражей до суда не соответствует «праву на личную безопасность», так как в ней неизбежно присутствует элемент произвола (см., помимо многих источников, постановление Европейского Суда по делу «Худоеров против России», жалоба № 6847/02, пункты 124 и 142, ECHR 2005 X (выдержки)).
40. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд отмечает, что срок содержания заявителя под стражей в соответствии с постановлениями суда от 14 декабря 2009 года и 14 января 2010 года истек 14 марта 2010 года.
41. Суд отмечает, что Власти признали, что по истечении срока, предусмотренного постановлениями суда, содержание заявителя под стражей с полуночи 14 марта до 17:45 15 марта 2010 года было незаконным.
42. Принимая во внимание свою прецедентную практику по данному вопросу и обстоятельства настоящего дела, Суд не видит никаких оснований для иного вывода. Заявитель содержался под стражей без постановления суда с 00:00 14 марта до 17:45 15 марта 2010 года. Подобное содержание под стражей не являлось «законным» и «соответствующим процедуре, установленной законом». Следовательно, имело место нарушение подпункта «с» пункта 1 статьи 5 Конвенции.
II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 3 СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ
43. Заявитель жаловался в соответствии со статьей 6 Конвенции, что его содержание под стражей не было основано на соответствующих и достаточных основаниях. Суд рассмотрит жалобу в соответствии с пунктом 3 статьи 5 Конвенции, которая в соответствующей части гласит следующее:
«Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с положениями подпункта «с» пункта 1 настоящей Статьи... имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.
44. Власти оспорили этот довод. Они считали, что срок содержания заявителя под стражей в ходе предварительного следствия был разумным. По мнению внутригосударственных судебных органов их решения о заключении заявителя под стражу в ходе предварительного следствия и суда имели значительные и достаточные основания. Дело против него было сложным, а обвинения серьезными. Кроме того, в ходе следствия были обнаружены новые преступления и выдвинуты новые обвинения против него. Он пытался препятствовать отправлению правосудия, оказывая давление на свидетелей и скрывая улики.
45. Комментариев от заявителя не поступило.
А. Приемлемость
46. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, жалоба должна быть признана приемлемой.
B. Существо дела
1. Принимаемый в расчет период
47. В настоящем деле необходимо принять во внимание срок с 16 декабря 2008 года, когда заявитель был задержан, до 23 июля 2010 года, когда суд первой инстанции признал его виновным. Что составляет примерно один год и семь месяцев.
2. Общие принципы
48. Суд напоминает, что вопрос об обоснованности периода времени, проведенного под стражей, не может оцениваться абстрактно. Вопрос об обоснованности оставления обвиняемого под стражей должен оцениваться на основании фактов и особенностей материалов дела. Длительное содержание под стражей может считаться обоснованным в том случае, когда имеются конкретные указания на интересы общества, которые, независимо от презумпции невиновности, перевешивают правило об уважении личной свободы, предусмотренное статьей 5 Конвенции (см., среди прочего, постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Кудла против Польши» (Kudła v. Poland), № 30210/96, пункты 110 и далее, ECHR 2000 -XI).
49. Существование и неизменность обоснованного подозрения в том, что задержанное лицо совершило преступление, является условием sine qua non (обязательным условием) законности длительного содержания под стражей. Однако по прошествии определенного времени наличия такого подозрения уже недостаточно. В таких случаях Суд должен установить, продолжали ли иные основания, приведенные судебными органами, оправдывать лишение лица свободы. Если такие основания были «соответствующими» и «достаточными», Суд должен также удостовериться в том, что компетентные национальные органы проявили «особое усердие» в проведении судебного разбирательства (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Лабита против Италии» (Labita v. Italy), жалоба № 26772/95, пункты 152 и 153, ЕСПЧ 2000 IV). Обоснование любого срока содержания лица под стражей, независимо от его длительности, должно быть убедительно продемонстрировано Властями (см. постановление Европейского Суда по делу «Шишков против Болгарии» (Shishkov v. Bulgaria), № 38822/97, пункт 66, ECHR 2003 I (извлечения)). Когда принимается решение о том, должен ли человек быть освобожден или заключен под стражу, Власти обязаны рассмотреть альтернативные меры, обеспечивающие явку в суд (см. постановление Европейского Суда от 21 декабря 2000 года по делу «Яблонски против Польши» (Jabłonski v. Poland), жалоба № 33492/96, пункт 83).
50. В первую очередь именно национальные судебные органы должны обеспечить, чтобы в рамках каждого конкретного дела продолжительность содержания под стражей обвиняемого не превышала разумный срок. С этой целью они должны, уделяя должное внимание принципу презумпции невиновности, исследовать все факты, которые могут свидетельствовать «за» или «против» наличия общественного интереса, оправдывающего отступление от правила, закрепленного в статье 5 Конвенции, и изложить их в своих решениях по ходатайствам об освобождении. Исходя именно из доводов этих постановлений и обстоятельств, упомянутых заявителем в его жалобах, Суд призван решить, имело ли место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции (см., например, постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «МакКей против Соединенного Королевства» (McKay v. the United Kingdom), жалоба № 543/03, пункт 43, ECHR 2006 X).
3. Применение вышеуказанных принципов к настоящему делу
51. Европейский суд соглашается с тем, что обоснованное подозрение в том, что заявитель совершил преступления, в которых он обвинялся, на основании неоспоримых доказательств имело место постоянно в ходе разбирательств, что вело к вынесению обвинительного приговора. Однако с течением времени, эти основания становились менее уместными. Соответственно, Суд должен установить, были ли у судебных органов другие причины, которые бы продолжали обосновывать лишение свободы (см. постановление по делу Лабита, упомянутое выше, пункты 152 и 153).
52. Суд отмечает, что при принятии решения по вопросу содержания заявителя под стражей в ходе предварительного следствия внутригосударственные органы власти выдвигали две основные причины содержания его под стражей во время следствия и суда, а именно, что он обвинялся в совершении тяжких преступлений, и что он может помешать отправлению правосудия, оказывая давление на свидетелей или уничтожая или скрывая улики.
53. Что касается учета внутригосударственными органами тяжести обвинений, Суд согласен, что это является одним из факторов, которые следует принять во внимание, в частности, потому, что данный элемент в российском законодательстве является одним из предварительных условий для содержания обвиняемого лица под стражей до вынесения приговора. В то время как Суд считает, что тяжесть обвинений сама по себе не может служить обоснованием для продолжительных периодов заключения (см. постановление Европейского Суда от 8 февраля 2005 года по делу «Панченко против России», жалоба № 45100/98, пункт 102), Суд удовлетворен тем, что национальные суды корректно сверились с внутригосударственным законодательством при рассмотрении вопроса о том, требовали ли указанные обвинения в отношении заявителя постановления о заключении под стражу.
54. Что касается предполагаемого вмешательства в отправление правосудия, Суд принимает во внимание тот факт, что заявитель был первоначально заключен под стражу в декабре 2008 года в целях предотвращения его давления на свидетелей Сп. и В. В ходе последующего расследования были выявлены другие случаи повторных попыток заявителя помешать отправлению правосудия: оказание давления на свидетелей и других обвиняемых и уничтожение или сокрытие доказательств. В таких обстоятельствах Суд принимает тот аргумент, что опасение Властей, что заявитель, высокопоставленный сотрудник милиции на тот момент, мог воспользоваться своими связями, чтобы избежать уголовной ответственности, было оправданным и сохранялось на протяжении всего уголовного судопроизводства в отношении заявителя. Данный факт создал сильную презумпцию в отношении применения альтернативных мер пресечения в отношении заявителя.
55. Следовательно, Суд заключает, что имелись достаточные основания для дальнейшего содержания заявителя под стражей. Соответственно, остается выяснить, проявили ли судебные органы «надлежащую осмотрительность» при проведении судебного разбирательства.
56. Суд считает, что дело заявителя имело определенную сложность. Он также отмечает, что после помещения заявителя под стражу 18 декабря 2008 года расследование было завершено в течение одного года, и районный суд начал судебное разбирательство, которое заняло чуть более шести месяцев. Ничто в материалах, представленных в Суд, не доказывает того, что имел место значительный период бездействия во время судопроизводства. В таких обстоятельствах нельзя сказать, что компетентные внутригосударственные органы продемонстрировали отсутствие особой осмотрительности при расследовании по делу заявителя.
57. Соответственно, по настоящему делу не было допущено нарушения требований пункта 3 статьи 5 Конвенции.
III. ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ
58. Наконец, заявитель жаловался, что ни он, ни его адвокат не были уведомлены о дате и времени судебного заседания от 15 марта 2010 года.
59. Принимая во внимание все имеющиеся в его распоряжении материалы, а также в той степени, в которой эти жалобы относятся к компетенции Суда, Суд полагает, что они не раскрывают никаких признаков нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции или Протоколах к ней. Из этого следует, что данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с подпунктом «а» пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.
IV. ПРИМЕНЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
60. Статья 41 Конвенции предусматривает следующее:
«Если Суд установит, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».
61. Заявитель не представил требований о справедливой компенсации. Соответственно, Суд не считает нужным присуждать ему какую-либо сумму по данному основанию.
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
1. признал жалобу относительно длительности содержания под стражей заявителя приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;
2. постановил, что имело место нарушение подпункта «c» пункта 1 статьи 5 Конвенции;
3. постановил, что в настоящем деле не было допущено нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции;

Составлено на английском языке, уведомление в письменном виде направлено 30 октября 2014 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
Сорен Нильсен Изабелла Берро-Лефевр
Секретарь Председатель

15 апреля 2015 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).