Вы здесь

Тема: «Об итогах работы в 1 полугодии 2017 года по устранению коррупциогенных факторов и приведению в соответствие с федеральным законодательством нормативных правовых актов Республики Алтай»

В 1 полугодии 2017 года правовая и антикоррупционная экспертиза Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Алтай (далее - Управление) проведена в отношении 518 (616) нормативных правовых актов Республики Алтай, что составляет 100% от числа актов, подлежащих экспертизе.

Число подготовленных экспертных заключений по результатам правовой и антикоррупционной экспертизы актов в сравнении с аналогичным периодом прошедшего года, с учетом уменьшения количества поступивших нормативных правовых актов, снизилось на 15,9%.

По результатам правовой и антикоррупционной экспертизы в сравнении с 1 полугодием 2016 года несоответствия федеральному законодательству выявлены в 46 (42) нормативных правовых актах и в 38 (31) нормативном правовом акте выявлены коррупциогенные факторы.

Из приведенных выше показателей видно, что по обоим направлениям правовая и антикоррупционная экспертиза в 1 полугодии 2017 года количество выявленных несоответствий федеральному законодательству и коррупциогенных факторов возросло. Данные показатели сформировались в том числе, по причине увеличения числа республиканских нормативных правовых актов, в отношении которых была проведена повторная правовая экспертизав 10 (7) случаях (21,7%).

Следует отметить, что количество коррупциогенных факторов, выявленных в нормативных правовых актах и их проектах в соответствии с Методикой проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2010 № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» (далее – Методика), составило 111 (53), что по выявленным коррупциогенным факторам распределилось следующим образом:

– 5 (7) или 4,5% (13,2%) от общего количества выявленных коррупциогенных факторов - широта дискреционных полномочий - отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения, наличие дублирующих полномочий государственного органа, органа местного самоуправления или организации (их должностных лиц) (подпункт «а» пункта 3 Методики);

- 28 (27) или 25,% (50,9%) - выборочное изменение объема прав - возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) (подпункт «в» пункта 3 Методики);

- 0 (1) или 0% (1,9%) - чрезмерной свободе подзаконного нормотворчества - наличие бланкетных и отсылочных норм, приводящее к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию государственного органа, органа местного самоуправления или организации, принявшего первоначальный нормативный правовой акт (подпункт «г» пункта 3 Методики);

- 6 (1) или 5,4% (1,9%) - принятие нормативного правового акта за пределами компетенции - нарушение компетенции государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) при принятии нормативных правовых актов (подпункт «д» пункта 3 Методики);

- 19 (2) или 17,2% (3,8%) - отсутствие или неполнота административных процедур - отсутствие порядка совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) определенных действий либо одного из элементов такого порядка (подпункт «ж» пункта 3 Методики);

- 41 (10) или 36,9% (18,7%) - нормативные коллизии - противоречия, в том числе внутренние, между нормами, создающие для государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) возможность произвольного выбора норм, подлежащих применению в конкретном случае (подпункт «и» пункта 3 Методики);

- 3 (2) или 2,7% (3,8%) - подпункт «а» пункта 4 Методики - наличие завышенных требований к лицу, предъявляемых для реализации принадлежащего ему права, - установление неопределенных, трудновыполнимых и обременительных требований к гражданам и организациям;

- 9 (3) или 8,1% (5,7%) - подпункт «б» пункта 4 Методики - злоупотребление правом заявителя государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) - отсутствие четкой регламентации прав граждан и организаций.

Таким образом, выявленные в отчетном периоде 2017 года коррупциогенные факторы представлены по 7 (8) видам - подпунктами «а», «в», «д», «ж», «и» пункта 3 Методики и подпунктами «а», «б» пункта 4 Методики, в то время как в аналогичном периоде прошлого года имел место такой коррупциогенный фактор, как чрезмерной свободе подзаконного нормотворчества, предусмотренный подпунктом «г» пункта 3 Методики.

Несоответствия федеральному законодательству чаще всего выявлялись в приказах органов исполнительной власти, которыми утверждены административные регламенты по предоставлению государственных услуг (противоречия положениям Федерального закона от 27.07.2010 № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг»).

В соответствии с пунктом 29 Методических рекомендаций по проведению правовой экспертизы нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 31.05.2012 № 87, при выявлении в правовом акте несоответствия федеральному законодательству и (или)коррупциогенного фактора экспертное заключение для рассмотрения и принятия мер по его устранению следует направлять в орган государственной власти субъекта Российской Федерации, принявший правовой акт, и в копии - в органы прокуратуры соответствующего субъекта Российской Федерации для принятия мер прокурорского реагирования.

Все  заключения по результатам правовой и антикоррупционной экспертизы актов в 2017 году были направлены в адрес Прокуратуры Республики Алтай для решения вопроса о принятии мер прокурорского реагирования.

Протесты республиканской прокуратуры в первом полугодии 2017 года были принесены в отношении 2(5) нормативных правовых актов Республики Алтай, что составило 4,3% от общего количества актов, в которых Управлением были выявлены коррупциогенные факторы.

В большинстве случаев замечания Управления, содержащиеся в экспертных заключениях, устраняются органами государственной власти Республики Алтай до принятия соответствующих мер органами прокуратуры.

Положительной тенденцией в работе Управления является устранение органами государственной власти Республики Алтай противоречий федеральному законодательству и коррупциогенных факторов в принятых ими нормативных правовых актахв короткие сроки.

Так, на сегодняшний деньпротиворечия федеральному законодательству устранены в 38 нормативных правовых актах Республики Алтай, что составило 82,6% от числа выявленных (путем внесения изменений - 32, признаны утратившими силу - 6), в то время как коррупциогенныефакторы, выявленные в первом полугодии 2017 года устранены в полном объеме.

         Подводя итог деятельности Управления по данному напралениюнеобходимо отметить, что в результате отлаженной работы на сегодняшний день в нормативных правовых актахРеспублики Алтай устраненывсекоррупциогенные факторы, выявленныев 1 полугодии 2017 года и принимаются меры по приведению в соответствие республиканских нормативных правовых актов в соответствие с нормами федерального законодательства.

 

 

Начальник отдела по вопросам нормативных

правовых актов субъекта Российской Федерации

и ведения федерального регистра, ведения реестра

муниципальных образований, регистрации и ведения

реестра уставов муниципальных образований                                              Н.В. Лукиных

 

25.09.2017

27 сентября 2017 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).