Вы здесь

О проведении антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актах как мере противодействия коррупции

На основании подпункта 17.2 пункта 7 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13.10.2004 № 1313 «Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации», к полномочиям Минюста России отнесено проведение в установленном порядке антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации при мониторинге их применения и при внесении сведений в федеральный банк нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации - федеральный регистр нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

В силу пункта 2 части 1 статьи 3 Федерального закона от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» (далее - Федеральный закон № 172-ФЗ) антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) проводится федеральным органом исполнительной власти в области юстиции - в соответствии с настоящим Федеральным законом, в порядке и согласно методике, определенным Правительством Российской Федерации.

Согласно положениям части 1 статьи 1 Федерального закона № 172-ФЗ целью антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов является выявление в них коррупциогенных факторов и их последующего устранения.

Частью 2 статьи 1 Федерального закона № 172-ФЗ закреплено, что коррупциогенными факторами являются положения нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил.

 

В силу пункта 1 названных выше Правил, они определяют порядок проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, осуществляемой Министерством юстиции Российской Федерации, и независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в целях выявления в них коррупциогенных факторов и их последующего устранения.

По итогам восьми месяцев 2016 года антикоррупционная экспертиза Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Алтай (далее - Управление) проведена в отношении 881 (1016) нормативных правовых актов Республики Алтай, что составляет 100% (98,8%) от числа подлежащих антикоррупционной экспертизе.

Кроме того, количество проектов нормативных правовых актов Республики Алтай по которым проведена антикоррупционная экспертиза составило 244 (250).

Число подготовленных экспертных заключений по результатам антикоррупционной экспертизы актов в сравнении с аналогичным периодом прошедшего года, с учетом уменьшения количества поступивших нормативных правовых актов, снизилось на 20,9% и в случае с проектами на 2,4%.

По результатам антикоррупционной экспертизы в сравнении с аналогичным периодом 2015 года коррупциогенные факторы выявлены в 39 (6) нормативных правовых актах, что составляет 4,4% (0,6%) от числа всех проведенных Управлением экспертиз на нормативные правовые акты.

Количество выявленных коррупциогенных факторов в 2016 году возросло, в том числе, по причине увеличения числа республиканских нормативных правовых актов, в отношении которых была проведена повторная правовая экспертиза (в 7 случаях (22,6%).

Также, по итогам восьми месяцев 2016 года коррупциогенные факторы были выявлены в 1 проекте нормативного правового акта Республики Алтай, что составляет 0,4% (0%) от числа всех проведенных Управлением экспертиз на проекты.

Общее количество коррупциогенных факторов, выявленных в нормативных правовых актах и их проектах в соответствии с Методикой проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2010 № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» (далее – Методика), составило 63 (62 – в актах и 1 – в проекте НПА).

Выявленные в отчетном периоде 2016 года коррупциогенные факторы представлены по 8 видам - подпунктами «а», «в», «г», «д», «ж», «и» пункта 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением № 96 (далее - Методика), и подпунктами «а», «б» пункта 4 Методики.

В аналогичном периоде 2015 года спектр выявленных коррупциогенных факторов  был ограничен 4 видами - подпунктами «б», «г», «д», «ж» пункта 3 Методики.

Соотношение выявленных коррупциогенных факторов в текущем году по сравнению с годом прошедшим также изменилось. Так, в 50,9% случаев выявлялся коррупциогенный фактор, предусмотренный подпунктом «в» пункта 3 Методики (выборочное изменение объема прав), а в 2015 году наиболее часто выявляемым (50%) являлся коррупциогенный фактор, предусмотренный подпунктом «д» пункта 3 Методики (принятие нормативного правового акта за пределами компетенции).

По итогам восьми месяцев количество нормативных правовых актов  Республики Алтай, в которых устранены коррупциогенные факторы с учетом остатка 2015 года (4 НПА), составляет 40 или 93%.

Таким образом, остаток нормативных правовых актов Республики Алтай, в которых коррупциогенные факторы, выявленные Управлением, остаются не исключенными на 01.09.2016 составил - 3 или 7%.

Следует отметить, что в большинстве случаев органы, принявшие нормативный правовой акт, соглашаются с выводами заключений по результатам антикоррупционной экспертизы.

Однако существует единичный случай несогласия Правительства Республики Алтай с выводом экспертного заключения на постановление Правительства Республики Алтай от 24.06.2010 № 125 «Об утверждении порядка проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов Главы Республики Алтай, Председателя Правительства Республики Алтай и Правительства Республики Алтай и проектов нормативных правовых актов Республики Алтай, разрабатываемых исполнительными органами государственной власти Республики Алтай» (далее – Постановление № 125).

Постановлением утвержден Порядок проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов Главы Республики Алтай, Председателя Правительства Республики Алтай и Правительства Республики Алтай и проектов нормативных правовых актов Республики Алтай, разрабатываемых исполнительными органами государственной власти Республики Алтай (далее - Порядок).

В экспертном заключении от 15.08.2016 № 04/02-2358 указывалось, что согласно положениям пункта 4 Порядка целью проведения антикоррупционной экспертизы является разработка рекомендаций, направленных на устранение или ограничение действия, выявленных в нормативных правовых актах и проектах нормативных правовых актов коррупциогенных факторов

 

Вместе с тем, положениями части 1 статьи 1 Федерального закона № 172-ФЗ установлено, что целью антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов является выявление в них коррупциогенных факторов и их последующего устранения.

На республиканском уровне аналогичная правовая регламентация закреплена в пункте 14 Порядка и устанавливает, что проект нормативного правового акта, в тексте которого выявлены коррупциогенные факторы, вместе с заключением правового подразделения Правительства Республики Алтай возвращается разработчику. Положения, содержащие коррупциогенные факторы, подлежат изменению либо исключению из текста данного проекта нормативного правового акта.

Иными словами, положениями абзаца третьего пункта 4 и абзаца четвертого пункта 11 Порядка, допускается для правоприменителя возможность не устранения коррупциогенного фактора при наличии на то причин, в то время как пунктом 14 Порядка установлено изменять либо исключать из текста проекта нормативного правового акта положения, содержащие коррупциогенные факторы.

Таким образом, между указанными выше структурными единицами Порядка возникают нормативные коллизии – противоречия, в том числе внутренние, между нормами, создающие для государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) возможность произвольного выбора норм, подлежащих применению в конкретном случае (подпункт «и» пункта 3 Методики).

В письме от 01.09.2016 № 5175 Правительством Республики Алтай сообщалось, что указанное в экспертном заключении замечание является необоснованным на основании следующего.

Согласно статье 2 Модельного закона «Основы законодательства антикоррупционной политике», принятого постановлением № 22-15 от 15.11.2003 на 22-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств- участников СНГ, антикоррупционная экспертиза правовых актов - деятельность специалистов (экспертов) по выявлению и описанию коррупциогенных фактор относящихся к действующим правовым актам и их проектам; разработке рекомендаций, направленных на устранение или ограничение действия такихфакторов.

Подобное определение указано в части 2 статьи 7 Закона Республики Алтай 05.03.2009 № 1-РЗ «О противодействии коррупции в Республике Алтай» (далее – Закон № 1-РЗ) согласно которой антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов Республики Алтай и их проектов представляет собой деятельность соответствующих специалистов (экспертов) по выявлению и описан коррупциогенных факторов, содержащихся в указанных нормативных правовых актах и их проектах, разработке рекомендаций, направленных на устранение или ограничение действия этих факторов.

Вместе с тем, с целью исключения неоднозначного толкования положений указанных в экспертном заключении Управления, Государственно-правовым управлением Единого аппарата Главы Республики Алтай и Правительства Республики Алтай будет разработан соответствующий проект постановления Правительства Республики Алтай.

В целях выработки единообразной политики по вопросу устранения коррупциогенных факторов в  нормативных правовых актах Республики Алтай и их проектах Управлением в адрес Правительства Республики Алтай было направлено письмо от 06.09.2016 № 02/04-2543, в котором пояснялось следующее.

Так, при оценке правовых норм Порядка, помимо буквального сопоставления его правовых норм и положений федерального законодательства, была изучена смысловая нагрузка нормы, а также правовые последствия её применения.

Таким образом, наличие в абзаце четвертом пункта 11 Порядка оставления в проекте нормативного правового акта положений, содержащих коррупциогенные факторы, с указанием на невозможность их устранения с указанием причин, предоставляет правоприменителю необоснованно широкие пределы усмотрения, что влечет за собой противоречия, создающие возможность произвольного выбора норм, подлежащих применению в конкретном случае.

Кроме того, при проведении правовой экспертизы Управление руководствовалось общепринятыми положениями коллизионного права, в частности, учитывалось, что при наличии общей и специальной нормы права применяется специальная норма, а при наличии двух нормативных правовых актов одинаковой юридической силы применяется акт, принятый позднее.

Так, установленное постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ от 15.11.2003 № 22-15 понятие антикоррупционная экспертиза правовых актов как деятельность специалистов (экспертов), в том числе, по разработке рекомендаций, направленных на устранение или ограничение действия коррупциогенных факторов, не согласуется с пунктом 1 Правил проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных Постановлением № 96.

В силу пункта 1 названных выше Правил, они определяют порядок проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, осуществляемой Министерством юстиции Российской Федерации, и независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в целях выявления в них коррупциогенных факторов и их последующего устранения.

Таким образом, при проведении повторной правовой экспертизы Постановления № 125, Управлением были соблюдены все положения коллизионного права, а также и то, что Федеральный закон № 172-ФЗ  и Постановление № 96 имеют большую юридическую силу по отношению к Закону № 1-РЗ.

Согласно части 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

На основании вышеизложенного, Правительству Республики Алтай необходимо привести Постановление № 125 в соответствие с федеральным законодательством, устранив в тексте утвержденного им Порядка коррупциогенный фактор.

В целях приведения в соответствие с федеральным законодательством Правительством Республики Алтай разработан проект постановления Правительства Республики Алтай «О внесении изменений в постановление Правительства Республики Алтай от 24.06.2016 № 125» (письмо от 14.09.2016 № 3134), который прошел правовую экспертизу в Управлении.

По итогам правовой экспертизы предложений и замечаний к данному проекту у Управления не имелось, о чем в адрес Главы Республики Алтай, Председателя Правительства Республики Алтай составлено мотивированное экспертное заключение от 20.09.2016 № 04/02-2658.

Следует отметить также, что в 2016 году в тандеме с Управлением возобновил свою деятельность по проведению антикоррупционной экспертизы независимый эксперт Пашаев Халик Парвиз-оглы, аккредитованный распоряжением Министерства юстиции Российской Федерации от 12.11.2013 № 2355-р в качестве независимого эксперта, уполномоченного на проведение независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов (далее – независимый эксперт).

Независимым экспертом было составлено 2 заключения по результатам антикоррупционной экспертизы от 14.09.2016  на приказы Комитета по молодежной политике, физической культуре и спорту Республики Алтай от 12.08.2016 № 166-03 и № 177-03 (далее - приказы), в которых был установлен коррупциогенный фактор, предусмотренный подпунктом «д» пункта 3 Методики - принятие нормативного правового акта за пределами компетенции.

В целях устранения выявленного коррупциогенного фактора, было предложено исключить приказы из республиканского правового массива, признав их утратившими силу.

Приказом Комитета по молодежной политике, физической культуре и спорту Республики Алтай от 19.09.2016 № 210-03 «О признании утратившими силу некоторых приказов Комитета по молодежной политике, физической культуре и спорту Республики Алтай» приказы признаны утратившими силу.

Подводя итог деятельности Управления необходимо отметить, что проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов является достаточно эффективной мерой по противодействию коррупции.

 

 

 

Начальник отдела по вопросам нормативных

правовых актов субъекта Российской Федерации

и ведения федерального регистра, ведения реестра

муниципальных образований, регистрации и ведения

реестра уставов муниципальных образований                                              Н.В. Лукиных

 

22.09.2016

 

 

 

 

Яндекс.Метрика

 

-->
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).