Вы здесь

Статья на тему «Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов как мера противодействия коррупции»

В ежегодном Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 12 декабря 2012 года особо указывается, что необходимо бороться с коррупцией, которая уничтожает ресурс национального развития.

Основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения коррупции и борьбы с ней, минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений устанавливает Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

Антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации проводится в соответствии с Федеральным законом от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» (далее Федеральный закон № 172-ФЗ).

В соответствии с пунктом 4 части 3 статьи 3 Федеральный закон № 172-ФЗ федеральный орган исполнительной власти в области юстиции проводит антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации - при мониторинге их применения и при внесении сведений в федеральный регистр нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

В Федеральном законе № 172-ФЗ не приводится конкретного списка коррупциогенных факторов, а дается лишь их общее понятие, тем не менее список этих факторов является закрытым, так как в статье 3 данного закона установлено, что антикоррупционная экспертиза проводится согласно правилам и методике проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (далее по тексту именуется Методика).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2010 № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» утверждена Методика, в которой содержится исчерпывающий перечень коррупциогенных факторов.

Методика выделяет две группы таких факторов:

1) факторы, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил;

2) факторы, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям.

При проведении антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов с целью выявления в них подобных условий, способствующих совершению коррупционных действий, деятельность лица, проводящего антикоррупционную экспертизу, не должна сводиться к простому чтению текста НПА и поиску в нем текстуальных совпадений с коррупциогенными факторами. Факторы, обозначенные в Методике в качестве коррупциогенных, далеко не всегда свидетельствуют о том, что имеет место коррупционный дефект.

Наличие в НПА слов «может», «вправе», ряда оценочных признаков нельзя автоматически рассматривать в качестве коррупциогенных факторов. Таковыми могут выступать лишь те положения, которые создают условия для проявления коррупции. В этой связи необходимо вначале путем моделирования процесса применения конкретной нормы выявить ситуации, в которых появляется реальный риск возникновения коррупционных отношений.

Только тогда антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов послужит действенной мерой по  противодействию коррупции.

 

Согласно части 1 статьи 5 Федерального закона № 172-ФЗ институты гражданского общества и граждане могут в порядке, предусмотренном нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет собственных средств проводить независимую антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов).

Таким образом, установлена еще одна категория субъектов проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов как мера противодействия коррупции - институты гражданского общества и граждане (независимые эксперты).

В принципе институт независимых экспертов должен был бы стать некоторым объективным способом оценки результатов правотворческой деятельности органов власти на наличие коррупционных рисков.

В то же время, данный вид экспертизы не является обязательным и осуществляется в отношении конкретного нормативного правового акта (проекта), исходя из желания самого независимого эксперта, за свой счет.

Под независимостью экспертов в данном случае понимается отсутствие какого-либо их формально-определенного отношения к нормативному правовому акту, являющемуся предметом антикоррупционной экспертизы, или к соответствующему правотворческому органу. Для обеспечения независимости внешней экспертизы независимыми экспертами запрещается быть юридическим и физическим лицам, принимавшим участие в подготовке (разработке, обсуждении, принятии и др.) проекта правового акта, а также организациям и учреждениям, находящимся в ведении соответствующего органа (организации, должностного лица), являющегося автором подлежащего антикоррупционной экспертизе нормативного правового акта или проекта нормативного правового акта. Иначе можно было бы говорить о возникновении определенного конфликта интересов, не позволяющего эксперту сделать объективные, то есть независимые, выводы.

Однако и при соблюдении этого запрета независимость экспертов, осуществляющих внешнюю антикоррупционную экспертизу, не является абсолютной.

Например, эксперт может быть вовлечен в процесс лоббирования определенных интересов по принятию нормативного правового акта совершенно определенного содержания, задействуя аргументы, связанные с наличием или отсутствием коррупциогенных факторов в нем.

Что не будет способствовать ни укреплению доверия к институту независимых экспертов, ни повышению эффективности антикоррупционных экспертиз в целом.

Таким образом, заключения независимых экспертов нельзя рассматривать как заведомо объективные и наиболее реалистичные. Их нужно рассматривать в совокупности с другими экспертными заключениями для оценки коррупционных рисков, содержащихся в нормативных правовых актах и их проектах.

Следует отметить и тот факт Методика всего лишь называет коррупциогенные факторы, но не раскрывает их содержания.

Основной проблемой проведения качественных внутренних правовых (антикоррупционных) экспертиз сотрудниками правотворческого органа является их перегруженность текущей деятельностью и отсутствие достаточного времени на самостоятельное осмысление по собственному разумению. Часто такие экспертизы с целью экономии времени проводятся практически «по наитию»: эксперты, обладающие достаточным опытом практической деятельности, просто уже знают, где нужно искать наверняка. В связи с этим от их внимания ускользают не менее важные и существенные, но трудно определяемые в тексте нормативного правового акта коррупциогенные факторы.

Но если при проведении внутренней экспертизы специалисты правотворческого органа осуществляют ее регулярно (в силу возложенных на них должностных обязанностей), что повышает их профессионализм, то независимые эксперты:

- во-первых, в настоящее время крайне не активны, что не позволяет наработать им практику проведения антикоррупционных экспертиз;

- во-вторых, их профессиональной подготовкой никто целенаправленно не занимается, что, несомненно, сказывается на качестве экспертных заключений (например, анализ экспертных заключений независимых экспертов, найденных в Интернете, позволяет говорить, что во многих случаях не делается разницы между нормативным и индивидуально-правовым актом).

Это, конечно, далеко не все проблемы, возникающие при проведении антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, но решение хотя бы названных будет способствовать не только повышению качества каждой из проводимых антикоррупционных экспертиз, но и, как следствие, качества республиканского нормотворчества.

03 ноября 2015 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).